Поиск без вести пропавших в жизни Владимира Харлова

Тема Великой Отечественной войны с детства была мне очень близка. Увлечение историей, рассказы родителей о моих дедушках и прадедушках, которые воевали с нацистской Германией, всегда интересовали меня. Один из четверых моих родственников так и не вернулся с той войны, он пропал без вести, трое же прошли «от звонка до звонка». Меня всегда интересовала судьба моего прадеда, даже попав в ряды поискового движения, я так до сих пор и не узнал его конечной судьбы. И таких историй по всей стране сотни тысяч.
Люди должны знать судьбу своих предков. Так думаю я и наверняка так же думал Владимир Юрьевич Харлов, за что ему большое спасибо. Ведь прочитав в газете его статью о поиске ещё в детском возрасте, я остался под впечатлением на всю жизнь. Подумал тогда что, вырасту и стану поисковиком. Так и произошло. Посвятил 4 года студенческому поисковому отряду «Знамя Победы», а с 2019 года в рядах отряда «Шадринск».
В этой статье, посвящённой 20-летию первой экспедиции Владимира Юрьевича, 20-летию поискового движения Курганской области, хочется рассказать о предпосылках зарождения поискового движения в регионе, поисковой работе «одинокого волка», о том, как он шёл к поставленным целям, и о значимости его работы.

Владимир Юрьевич Харлов родом из села Большое Кабанье, что находится в южной части Шадринского района. Родился 1 октября 1964 года. Работал в клубе села Неонилинского. В 1995 году в год 50-летия Победы в сельской школе был основан клуб «Следопыт», в котором Владимир Юрьевич воспитывал подрастающее поколение, параллельно он заведовал Неонилинским ДК. «Следопыт» узнавал новые страницы истории Великой Отечественной войны, вёл переписку с ветеранами, командирами поисковых объединений. Владимира Юрьевича интересовала история 367-й стрелковой дивизии, сформированной в г. Шадринске преимущественно из зауральцев. Около 80 процентов личного состава дивизии погибло в январе-феврале 1942 г. в лесах Карелии.
В то время, в середине 90-х, на места боёв 367-й стрелковой дивизии начинает выезжать поисковый отряд «Поиск» средней общеобразовательной школы № 84 г. Челябинска во главе с Игорем Александровичем Новиковым (р. 21.02.1969).
Поисковый путь Игоря Александровича начался в 1990-м году в студенческие годы на Смоленщине под началом Абрахина Ивана Евгеньевича. Первым же, кто отправился исследовать судьбу 1217-го сп 367-й стрелковой дивизии, разбитой в районе 14-го разъезда Кировской железной дороги, был энтузиаст-доброволец Абрахин Иван Евгеньевич, отправившийся в Карелию ещё в далёком 1989 году. В то время он, как и Харлов, хотел собрать собственный отряд, а у его товарищей не получилось поехать по различным причинам, но Иван Евгеньевич дал себе слово, что поедет, как сам выразился, в одном из интервью: «Мужик сказал – мужик сделал».
В фондах государственного архива г. Шадринска сохранилось письмо Игоря Новикова, датированное 3 ноября 1994 года и отправленное шадринскому краеведу, почётному гражданину г. Шадринска Плотниковой Анриетте Всеволодовне. Работая в школе №4 г. Шадринска, Анриетта Всеволодовна первая организовала в 70-е гг. клуб «красных следопытов», занималась сбором информации по 367-й сд. В своём письме Новиков отправляет продолжение ранее высланной статьи о поисковой работе. Первую часть он передал Сергею Борисовичу Борисову для сборника к 50-летию Победы (речь говорится о первых двух частях сборника «Шадринск военной поры»). Он пишет, что в конце статьи есть упоминание о перезахоронении, посвященное 50-летию Победы в Карелии. «Есть над чем подумать и, если будет возможность (и спонсоры), попробовать съездить. Только для дочерей это будет очень трудно в моральном плане. Моё предложение о поездке отряда в Карелию на поиск надо хорошо подумать и взвесить. Достаточно человек 8-9 + руководитель (желательно после 9 и 10 классов, включая две-три барышни). К 50-летию это надо пробить! С уважением, Новиков Игорь».


Так заканчивается это письмо. С 1992 года Игорь Новиков начинает ездить в Карелию. Усилиями поисковиков с того времени были подняты и перезахоронены останки 977 бойцов 367-й сд. На долгие годы Карелия для Игоря Александровича станет основным местом поисковой работы, а уже в 2000-е гг. пути Новикова и Харлова сойдутся, в 2003 году челябинский поисковик посетил город Шадринск, на тот момент его отряд поднял останки 392-х бойцов, обнаружил 20 смертных медальонов.
5 мая 1995 года, в газете «Исеть» выходит большая статья Игоря Новикова «Там мёртвые, стоя, держали друг друга». Она была посвящена 367 сд. Дивизия формировалась с 18 августа по 1 сентября 1941 г. Один из самых известных в Шадринске её полк – 1217-й, сформирован на Городище, в 4 км к западу от города; 1219-й полк – в районе зоотехникума в 20 км юго-восточнее города; 1221-й полк – в селе Канаши; 928-й арт.полк и штаб дивизии – в Шадринске. После окончания формирования 367-ю сд перебрасывают в г. Буй Ярославской области.
Сохранились воспоминания ветерана Карельского фронта Таланкина Анастаса Андреевича (1902-1996), одного из немногих выживших из 1217 сп. Родился Анастас Андреевич в с. Ильинское, ныне Катайского района. Призван был из Шадринска. Довелось ему освобождать Карелию, Советское Заполярье, северную Норвегию.
6 февраля командир стрелкового взвода Таланкин был тяжело контужен у 14-го разъезда Кировской железной дороги. Это было время самых тяжёлых боёв для 1217 сп. Морозы иногда доходили до минус 45-50 градусов. Анастас Андреевич вспоминал, что спать приходилось стоя, так как под снегом была вода, а в летнее время, из-за той же воды, не представлялось возможным выкопать землянку или окоп, болота разливались и заедала мошкара. Первый же бой за 14-й разъезд состоялся в канун нового 1942 года и тогда противника отбросили. На месте же боя, от леса осталось только поле с вывороченными корнями и пнями. Известна песня 1217 сп, сочинённая разведчиком Смирновым А.В., впоследствии ставшая гимном полка:


От Уральских широких
просторов,
От Исети – полноводной реки,
Из колхозов, шахт и заводов
Лавой двинулись большевики.
Зауральцы своей Родине верны,
В бой шагая и в зной, и в пургу
Мы идем на фашистского зверя,
Как на зверя ходили в тайгу.
Мы привыкли сражаться сурово,
Боевая нам честь дорога.
Зауральцы – это грозное слово
Трепетать заставляло врага.
Взяв винтовку,
идут добровольцы,
Смельчаков создавая полки
Коммунисты идут,
комсомольцы,
Беспартийные, большевики
.


В часы затишья эту песню пели в землянках. Таланкин вспоминал бойцов 1217 сп: Лебакина Петра Ефимовича(1903-1976 гг.) как смелого и мужественного офицера, разведчика Поникарова И.А., Александра Ивановича Фонягина (1921-1943), повторившего подвиг Александра Матросова, политрука Коновалова И.Г. и многих других. Анастас Андреевич был награждён медалями «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», орденом «Отечественной войны» 2-й степени, знаком «ветеран Карельского фронта». Он часто выступал в школах Шадринска, военном комиссариате, в трудовых коллективах, рассказывая о войне.
В сентябре 1968 г. Анастас Андреевич побывал в Карелии на встрече с однополчанами. Полк снова построился, было вынесено знамя полка, под этим знаменем давали воинскую присягу. С командованием полка посетили места боёв: станции Масельская, Романцы, 14-й разъезд, на братских могилах. Местность напоминала о войне — всюду были окопы, землянки, патроны, снаряды, каски, котелки, колючая проволока и много другое.
Под впечатлением о поездке Анастас Андреевич написал стихотворение:


Вот спустя десятки лет
На этом месте снова я.
У этих самых валунов,
Исхлестанных осколками.
Сюда меня, как в годы те,
Звала судьба солдатская.
Недалеко на высоте
Видна могила братская.
У обелиска на холме
Кладу, волнуясь, лилии
И горько видеть мне на нем
Знакомые фамилии.
Кругом колышется трава –
Зеленая, зеленая
Я узнаю тебя едва –
Земля, в бою спасенная.
С холма высокого видны
Воскресшие селения.
И только камни-валуны
Лежат без изменения…


Анастас Андреевич прожил долгую жизнь и умер в возрасте 94 лет спустя 50 лет после окончания войны.
Серафима Петровна – одна из солдатских матерей. В 1995 году ей было 92 года и она писала письмо Новикову о поиске своего сына Петра, солдата 367-й сд, пропавшего без вести.
Абрахин Иван Евгеньевич одним из первых ближе всех подошёл к истории 1217-го сп. C 1992 года под его руководством действует военно-историческое общество «Булат», которое ведёт поиск.
В 1990-м году в районе станции Масельская были найдены останки примерно ста человек. Они были перезахоронены в братской могиле. В 1992-м году на месте захоронения была установлена мраморная плита, привезённая из Челябинска, на которой выбиты слова: «Солдатам Отечества, павшим в боях за Родину на Карельском фронте в 1941-1944 гг.» Во время её открытия Абрахин зажёг свечу и произнёс следующие слова: «Память солдат положено отмечать минутой молчания. Для солдат, что лежат в этой братской могиле минута молчания затянулась на 50 лет…»
Иван Евгеньевич устанавливал контакты с ветеранами 3-го и 5-го финских пехотных полков. В мае 1990-го года ветераны с обеих сторон пожали друг другу руки на местах былых боёв. В июне 1992 года снова состоялась встреча в Карелии, а августе финские ветераны совершили ответный визит в Челябинск. Были рассуждения о целях и ужасах войны. В июне 1992 года финские ветераны на станции Масельская поставили свой памятный знак — крест на котором написано: «Уважая братьев по оружию, погибших зимой 1942 года, на фронте Масельская. 367 пехотной дивизии. Соратники 3-й бригады и 5-го пехотного полка». Открывая этот памятный знак, финский ветеран Эркки Хонканен сказал: «Пусть этот знак будет залогом мира между нашими народами. Чтобы никогда не повторилась война». Финские ветераны передали ВИО «Булат» карты боёв, документы о тех событиях, рассказали о боях января-февраля 1942 г. Участник боёв Рейно Луотто указал примерное место захоронения 1217 полка. Одна из старожилов рассказывала, что после войны трупы возили с болот и лесов ящиками.
В июне 1992 года поиск не увенчался успехом. Спустя год, в июне 1993 года была проведена очередная экспедиция. На второй день работ нашли 5 заваленных человеческими останками блиндажей. Оставшиеся дни провели за работой. Полностью вскрыли только один блиндаж, в котором было 6 человек, 2 медальона, ложка с нацарапанной фамилией и названием города, прочие принадлежности. Вскрыли один из медальонов. Погибшим оказался Мурзин Порфирий Степанович 1900 г.р., красноармеец из Челябинской области Мехонского района Бахаревского сельсовета деревни Мурзина. Призван Мехонским РВК. Поиск родных тогда успехом не увенчался. Оргкомитет областной Книги Памяти Курганской области и Каргапольский РВК промолчали.
Второй медальон прочесть не удалось, на ложке были нацарапаны слова: Полякова, Магнитогорск. Установить личность владельца также не удалось.
Летом 1994 года продолжили вскрывать оставшиеся блиндажи. Поездка чуть не сорвалась из-за финансовых трудностей. Помогла администрация Челябинской области. 18 июня снова отправились в Карелию. В распоряжении поисковиков было две недели. На каждом блиндаже работали по двое. Всего было поднято 115 останков солдат и офицеров. В конце вахты встал вопрос о перезахоронении останков. Местная власть отсылала в военкомат, военные же решают только по приказу сверху. Приняли решение похоронить в одном из блиндажей, на месте последнего боя. Установили деревянный крест, рядом положили каски и венок. В середине октября 1994 года пришло письмо, что решением администрации Медвежьегорского района, недалеко от станции Ванзозеро на автотрассе Мурманск-С.Петербург к 9 мая 1995 года будет произведено перезахоронение воинов 367-й сд., найденных в 1992-1994 гг.
Поисковый отряд школы № 84 г. Челябинска во главе с Новиковым за 1994-1999 гг. провёл 8 экспедиций в тех местах, где воевали шадринцы. За этот период найдено 247 бойцов, 20 медальонов, 8 из которых прочитано, найдены родственники одного солдата.
Так складывалось ядро Челябинского регионального поискового движения. До Владимира Юрьевича Харлова, именно челябинцы были первыми, кто непосредственно прикоснулся к месту гибели 367 сд.
Изначально Владимир Юрьевич заинтересовался информацией о своём дедушке, который некогда проживал в с. Кабанье. Харлов увлёкся архивной работой, старшеклассники школы также загорелись узнать информацию о своих родных, о родных тех, кто стал обращаться к ним за помощью в поисках. Так и начал свою работу «Следопыт». Кроме написания писем в архивы, культурная жизнь клуба была разнообразной: учили военные и народные песни, готовили выступления на сцене. Сам Владимир по образованию был режиссёром массовых мероприятий, закончил культурно-просветительское училище. Харлов записывал народный фольклор, печатал и заносил к себе в папку как документальные свидетельства, подготавливал сценарии проведения народных праздников, а также сам выступал на детских праздниках, исполнял роли деда мороза, лешего, сам шил костюмы.
Владимир Юрьевич собирал многочисленные книги памяти, книги на военную тематику, по которым он работал с фамилиями без вести пропавших и погибших.
Начиналась поисковая работа с просьб односельчан в помощи нахождения родственников. Первые три найденных человека были дедушка Харлова и двое жителей села. Владимир Юрьевич интересовался историей самого с. Неонилинского, воссоздал подробную карту некогда большого села на рубеже XIX-XX вв. В восточной части села обособлено жили двоедане, в западной части по реке Ичкино – остальное мирское население.
Весной 2001 года краевед и следопыт Владимир Юрьевич отправляется в свою первую Вахту Памяти в Новгородскую область под Спасскую Полисть, где работал в составе ежегодной экспедиции «Долина», носящей имя одного из первых поисковиков Николая Ивановича Орлова, и основанная его младшим братом Александром Орловым. Владимир Юрьевич собирался поехать туда с ребятами, но финансовые трудности изменили его планы, пришлось ехать в одиночку. Работа велась по 2-й ударной армии.
По прибытию в штаб поисковых отрядов Харлова направили к поисковикам из г. Энгельса Саратовской области. На тягаче поехали два милиционера, которые должны были во время экспедиции собирать стволы винтовок, автоматов, пистолетов. Такой порядок существовал во все годы экспедиции. Заехав в лес, поехали по глубокой колее, на елях висели каски и котелки, мелькали останки боевой техники. Когда приехали в лагерь, все уже отдыхали. Главной в Саратовском лагере была довольно тучная и пожилая Галина Ивановна (Галина Гарибян, отряд «Искатель», р 9.01.1949).
Харлов сдал привезённые припасы и присел у костра, где Галина Ивановна делилась своими воспоминаниями с новгородцами. Она была уже 30 лет в поиске. Уже побывала в Бресте, Волгограде, Карелии, на Украине. Новгородские, как выяснилось, тоже не новички. Они с раннего детства пропадали в лесах «Долины». Харлов упоминает даже одно интересное изречение бывалого поисковика: «Ну нагонят в лес идиотов». Это о новичках, не видевших останки и взрывоопасные предметы. Перед ужином Галина Гарибян отправила Харлова на помощь студенту принести в лагерь поднятых за день бойцов. Возле ямы на клеёнке лежали кости и черепа. Аккуратно сложили их в два мешка и унесли к лагерю. Позже Харлов узнает, что при захоронении в гроб кладут по 10-15 бойцов. Проверку на прочность Харлов прошёл.
Утром, позавтракав и взяв припасы, отправились к тюменским поисковикам за 8 километров. Шли напрямую, Харлов немного отставал, так как рассматривал остатки легковушек, каски, железяки. Поисковики останавливались лишь на перекуры. Возле блиндажей протыкали землю щупом-вертушкой. Прошли блиндажи, но ничего не нашли. На поляне встретили молодых девчат из Иваново лет по 16-17. Они были в процессе извлечения останков бойца. Рядом валялись ржавые и пустые РГД и патроны. Оказав им небольшую помощь в подъёме, пошли дальше. Через 500 метров работали отряды из Тюмени и Татарстана. Харлов сходил в гости к землякам, как оказалось командир тюменских поисковиков Артур Ольховский заочно знаком с Харловым по письмам поисковиков. Он предложил отведать борща и стал рассказывать об экипировке отряда. У Артура в лагере стояли утеплённые палатки, возле одной новый металлоискатель. Харлов был в шоке, когда узнал от Артура, что он регулируется на разную глубину и стоит 27 тысяч рублей.


На обратном пути, работая щупом, обнаружили винтовку, а рядом с ней бойца. Смертного медальона так и не смогли найти. Когда вернулись в лагерь, узнали, что оставшиеся ребята, нашли 4-х бойцов. Дежурные приготовили ужин, а остальные соорудили баню из обломков старых машин. Обтянули баню плёнкой, крышу сделали из 4-х елей, пол из кленового жердяка. Когда в баню пошли мыться девушки, то одна из магниевых деталей заискрила. Поисковики позже смеялись, вспоминая как голые девицы, испугавшись, выскочили из бани. В ржавую бочку наложили камней и баня готова. После ужина у костра пели песни под гитару. Недалеко от лагеря были слышны взрывы, уничтожали найденные днём боеприпасы. По договорённости взрывали не ранее 7-ми вечера. На следующее утро снова пошли туда, где подняли несколько бойцов. Весь день шурфились, но так ничего и не нашли. На другой день решили копать рядом с лагерем у разбитой легковушки. После трёх шурфов расширили раскоп и на глубине 50-70 см нашли 5 бойцов. Один из них офицер, при нём был медальон, но пустой. Нашли карандаш, обмотанный бумажкой и спрятанный в гильзу, но открывать на месте не стали. В один из дней Владимир Юрьевич ушёл с новгородцами за 15 километров в разведку на узкоколейку. Железная дорога шла по болоту. На одном из ответвлений стояло два разбитых вагона. Вместе с ними шли молодые кадеты 14-15 лет, которые еле шли. Бывалые отправили их в лагерь вместе с преподавательницей географии Ириной Владимировной, сами же пошли дальше. Харлов шёл за ними и удивлялся тому, как они могут ориентироваться в такой глуши, хотя зауральские леса он хорошо знал. Последний день в «Долине» был самым трудным. С утра пошли к блиндажу, два часа ведром вычерпывали воду, вскрыли накат. Перерыли всё, но ничего не нашли. После обеда металлоискателем обошли всё возле легковушки, наткнулись на обгоревшие очки, затем обнаружили кости двух бойцов, но их черепа так и не нашли. Собрали останки и отнесли в лагерь. Вечером загрузили поднятых бойцов на дизель. За две недели три отряда нашли 70 бойцов. Утром 8 мая ДТТ увёз из Долины новгородцев и саратовцев, Самара уехала в обед. Путь Харлова лежал в Мясной Бор. Туда съехались все отряды, чтобы с почестями перезахоронить найденных солдат. В центре мемориала стояло 40 гробов. Священник провёл обряд отпевания. После прошёл митинг. Командир объединённых отрядов Флюгов Сергей Николаевич озвучил список городов, приехавших сюда: Иркутск, Нефтеюганск, Тюмень, Вологда, Москва, Ленинград, Саратов, Ярославль, Казань, Набережные Челны, Энгельс, Архангельск, Киров, Иваново, Самара, Боровичи, Актюбинск, Уфа. В конце добавил что есть один человек с Урала. Под звуки духового оркестра поисковики по четыре человека подходили к гробу и несли его на плечах к могиле, Харлов также нёс один из них. На мемориале в Мясном Бору уже было захоронено 50 тысяч человек, тогда к ним прибавилось ещё 426. По всей новгородчине поисковики подняли 2508 бойцов в 2001 году. Тюменцы нашли два ящика с документами. Всего за вахту поняли чуть больше десятка медальонов, некоторые из них прочли. По приезду в Новгород прошли проверку в милиции на наличие взрывоопасных предметов и стволов. С собой он взял некоторые экспонаты для неонилинского музея.
На Замошские болота съехались поисковики со всей страны. Раскопки шли по местам боёв 1942 года. Были подняты останки 426 бойцов.
Всего по подсчётам специалистов на новгородчине погибло более 800 тысяч человек РККА. Официально захоронены на то время 563860 человек, 143 тысяч имен установлены. За предшествующую вахту 2000 года в Долине подняли останки 4400 человек.
Сохранился отчёт Владимира Юрьевича Харлова за первую поездку в поисковую экспедицию «Долина», предоставленный на то время начальнику отдела культуры Администрации г. Шадринска Бритвину Алексею Михайловичу. Харлов отослал отчёт письмом, в котором на бумажных носителях были представлены чеки и квитанции о покупках товаров для нужд вахты: чеки об оплате телеграмм (на то время посылка телеграмм была ещё обыденным делом), автобусные билеты, товарные чеки, талон на пользование бельём в поезде, чек на закупку фотоплёнки из фотосалона, накладные и прочее.
Ещё до экспедиции, 26 апреля 2001 года, Харлов составил расписку, в которой указал, что получил 500 рублей от Алексея Михайловича Бритвина на поездку в экспедицию «Долина». Также в ней он был обязан предоставить вышеупомянутый отчёт.
Увидев воочию ужасы войны и вернувшись домой, Харлов решает во что бы то ни стало собрать отряд и снова отправиться в экспедицию в августе.
Незадолго до второй поездки он побывал в гостях у ветерана Великой Отечественной войны Шаяхмета Темербулатовича Абсалямова в деревне Ключи. Во время войны он воевал там, предстояло вести раскопки. 377 Валгинская сд, сосредоточенная на Волховском фронте, наступала на юго-западном направлении, вела бои на подступах к деревням Трегубово, Михалёво и до Спасской Полисти, регулярно находилась под бомбёжкой немецкой авиации. После беседы Шаяхмат Темербулатович пожелал счастливой дороги и благополучного возвращения домой.
Продолжение следует…
Главный архивист ГКУ ГАШ Дмитрий Моисеев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *