Так жить нельзя. А как нужно?

Так жить нельзя. А как нужно?

Мир меняется до головокружения стремительно. Новые лидеры, идеи, цели. Хруст привычной системы стоит такой, что в нем тонут все здравые идеи и новые смыслы. А они есть. Те, кто этого не видит и не слышит, обречен. Какие же вызовы стоят перед современным обществом, почему происходит то, что мы наблюдаем ежедневно и что вызывает самые противоречивые эмоции, а в большинстве случаев – отрицание? И самое главное, какие шаги необходимо предпринять для изменения ситуации, что скрывается под понятием «общероссийское единство» и так ли оно необходимо для всероссийского рывка?

Об этом размышляет Иосиф Евгеньевич Дискин, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, член Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, член Совета по развитию гражданского общества при Председателе Совета Федерации, заместитель председателя научного совета ОАО «Всероссийский центр изучения общественного мнения», советский и российский экономист и социолог, доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ.

— Нормативного документа, закона об общероссийском единстве нет. На мой взгляд, единство не регулируется законодательными нормами, оно произрастает из других источников. И сегодня, когда Президент, выступая общероссийским лидером, говорит о том, что нам необходимо и формирует задачи, он многократно повторяет, что нам необходима широкая общественная консолидация, но эта консолидация должна иметь серьезное содержание и обоснование.

 Вот это содержательное основание и есть комплекс новых ценностей и представлений, которые объединяют россиян вне зависимости от этнических, социальных, религиозных принадлежностей, идейно-политических приоритетов. Это нравственно-этические изменения в обществе россиян. Это несколько другая история, чем понятие гражданско-политической нации. Это лишь другое, не больше, не меньше, не выше, не ниже – это другое.

 Давайте разбираться, на чем оно основано. Во-первых, почему именно сегодня так важна эта проблема. Все, кто следит за социальной реальностью, видят, что ситуация очень серьезно изменилась. Социологические опросы фиксируют, что реально значимыми стали три больших ценности: Родина, свобода и справедливость. Которые позволяют создать базовые опоры нашего единства. Да, сохранился достаточно высокий уровень доверия к власти, но за последние полгода серьезно изменился уровень доверия ко многим институтам государственных и властных структур. Изменились общественные настроения. Если 2015-2016 годы мы проскочили без роста социально-политических напряжений, то сегодня этого нет. Сегодня мы видим, как значимо они растут. Снизилась готовность к социально-экономическим трудностям, повысились требования и явно растут недовольства.

 Но и одновременно с этим существенно возросла нравственная чувствительность российского общества. Возросла требовательность к нравственному измерению решений властей всех уровней. И мы видим, как это сработало в результате пенсионной реформы.

Дальше. Если раньше «идиотские» высказывания чиновников волновали только лишь правозащитников, то сегодня широкие общественные круги реагируют на подобные «идиотские» заявления. И это реальный индикатор. Заметны и структурные сдвиги в общественном настроении. Растет нетерпение и, соответственно, почва для разного вида популизма, и растет в отдельных группах (не широких) запрос на перемены. Одновременно дестабилизирующим фактором является то, что из общественного сознания уходит память о 90-х годах: о жизни без государства. И, соответственно, растет восприимчивость к демагогии и популизму.

Таким образом, повышаются угрозы социально-политической стабильности. И это, как говорится, задание на дом по сплочению общероссийского единства. С другой стороны, у нас нет выхода. Либо мы станем частью, что называется, развитого мира, либо нас ждет судьба третьего мира, утрата национальной конкурентоспособности и много всяких социально-экономических проблем. Но Президент, я еще раз повторяю, не раз и не два говорил, в том числе в послании 2019 года: необходима широкая общественная консолидация. И, соответственно, выработка общей нравственно-ценностной основы, нам необходимо общероссийское единство.

Да, нам говорят, какое может быть единство между бедными и миллиардерами? Ну, не все у нас являются тотальными сторонниками марксизма, которые полагают, что это определяет все наши жизненные взгляды. Это не так. Зачем нам нужно инструментально общероссийское единство? Нам нужна интеграция общественных интересов. Сегодня у нас вопреки нашим конституционным нормам общественные интересы, которые выражаются в госбюджете, — прерогатива исполнительной власти. Без нравственной поддержки не работает социально-политическое система.

Необходим адекватный ответ на запрос гуманитарных ценностей. На тот самый запрос, который показывает нравственно-этические измерения развития. Если у нас нет единства и общих критериев на эти ценности, то начинается обострение классовой борьбы. И, соответственно, невозможно добиться устойчивости социально-политической системы. Хорошо известно: в условиях больших социально-политических перемен всегда возникают риски для социально-политической стабильности.

Вы можете спросить: не химера ли общероссийское единство? Нет. Самое главное, что латентное единство нашего общества уже сложилось. На нем держится гражданский мир, дружба народов России, взаимное уважение различных религиозных обществ.

Привожу пример. Все из вас видели, что происходит в других странах во время, например, аварийного отключения электричества? Перевернутые машины, разбитые витрины и т. д. Кто-либо видел что-то подобное у нас? Нет. Почему? Нравственное здоровье общества, вопреки тому, что говорят по федеральным каналам, существует и вполне удерживают людей от антисоциальных поступков. Это то самое латентное единство.

Следующее. Социологические исследования показывают: общность основных нравственно-этических представлений большинства россиян, а мы говорим об нравственно-этической составляющей, до конца не сформированы. В чем же проблема? Проблема в том, что латентное единство не выступает регулятором социальной жизни. Почему? А потому, что мы давно не говорим о нравственных ценностях. Когда вы в последний раз слышали в обществе большой разговор о нравственных основаниях? Нет этого на федеральных каналах. Нет в прессе. Например, только по моей инициативе четыре раза назначали на Первом канале обсуждение проблем, связанных с культурой, и отменяли. Да, тяжелый разговор, но если его не начинать, латентное единство никогда не превратится в регулятор социальной жизни.

 Этот разговор нужен потому, что нам уже мало деклараций парадных ценностей, мы видим их и они впечатляют. В 1994 году только 10% россиян называли себя патриотами, а сегодня — 94%. Патриотизм стал стандартом, но пока еще парадным стандартом. При этом 68% россиян говорят, что общественная жизнь России несправедлива. Очень зыбкий фундамент. И свободу сегодня многие воспринимают как свободный выход на площадь, где можно нести все, что ни попадя. Нам нужна утверждаемая в жизни справедливость и созидающая свобода. Не свобода от чего-то, а свобода ради чего.

Для чего нам еще необходимы нравственные критерии развития? Нам нужен новый стандарт отношений государства и общества. Это должно быть взаимно-ответственное партнерство. Двадцать лет гражданское общество России продвигало идею диалога. Диалог стал стандартом. Но для успеха Российского прорыва нам нужен новый стандарт взаимно-ответственного партнерства. Что же здесь очень важно? Гражданское общество должно добиться, чтобы государство стало понимающим ценности, нормы и представления, а не цифры и сухую букву закона. Понимающим мотивы, которые двигают россиянами при оценке тех или других событий. Потому что только таким образом решения будут действенными. И, соответственно, в ходе диалога нужно понимание реальных ценностей и мотивов. Вначале убедить активных и ответственных граждан, обеспечить прочную общественную поддержку преобразований и только потом реформировать. Сегодня мы имеем дело ровно наоборот.

Гражданское общество должно быть стражем критериев профессиональной пригодности руководителей любого уровня. Какие это критерии? Способность слушать российских граждан, сочувствовать их бедам, надеждам и чаяниям. Президент об этом сто раз говорил, но если в дело не включится гражданское общество, которое будет обеспечивать соблюдение этих критериев, проявлять непримиримую позицию ко всем, кто демонстрирует безразличие и нравственную глухоту, кто реально дискредитирует систему гражданской власти, никакого прорыва не будет.

 Это и новый критерий, и новая планка самого гражданского общества. Их принципиальность. Давно вы слышали это слово – принципиальность?

Почему молчат общественные палаты и советы на местах? Вам предоставили немалый инструмент общественного контроля. Где принципиальность? Нет принципиальности, нет гражданской ответственности. О каком гражданском партнерстве может идти речь без кардинального повышения принципиальности всех тех, кто действует в структурах гражданского общества? Задача этих отношений — совместная работа институтов гражданского общества, поддержка Президента. Вопрос не в том, сможем ли мы не выполнить президентские указы. Мы должны четко понимать, что если мы их не выполним, нас ждет судьба третьего мира. Простая вещь и главная проблема сегодня, объяснение широкому кругу людей – что на весах безопасность и суверенитет России.

Теперь о нашей миссии, от чего мы не можем уходить. Первое, общероссийское единство должно стать фокусом общероссийской дискуссии. И все те, кто подрывает общероссийское единство и движение к нашему общенациональному успеху, должны последовательно вытесняться. Наконец, следует покончить с давней привычкой – любая проблема абсолютно профессиональная превращается в крики «систему менять надо». Ну, не решаются профессиональные проблемы большими политическими реформами! Для этого нужна профессиональная конкретная последовательная работа. Как только мы начинаем переводить дело в политическую плоскость, мы вступаем на дорожку демагогов и популистов. Нам необходимо двигать профессиональное гражданское решение конкретных проблем. С пониманием, к чему нужно это партнерство. У государства имеются реальные границы, переход за которые ведет к разрушению государственности. И, соответственно, создание устойчивого государства возможно тогда, когда гражданская активность станет стандартом для большинства россиян.

Критерий нашей дееспособности — то, в каком мире мы сможем обеспечить упрочение единства.

Записала Светлана Емельянова.

Фото Терскова, с сайта общественной палаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *