Вот так и живём

Ваше дело – чепуха…
Даже по мелкому конфликту граждане вынуждены искать справедливости чуть ли не в приёмной президента страны
Часто ли вам приходится сталкиваться с хамством? К сожалению, большинство из нас наверняка ответят на этот вопрос утвердительно. Причем в последнее время приходится наблюдать хамство не столько словесное, сколько в поступках.

Свои интересы превыше всего
Сейчас частная жизнь граждан стала почти неприкосновенной. С одной стороны, такое отношение государства к защите нашего личного пространства радует, с другой – позволяет некоторым не слишком-то задумываться о морали и нравственности, особенно в быту. И хотя их действия не подпадают под административный кодекс, порой больно ущемляют интересы других. «Не ведают, что творят» – говорится о подобных людях в христианстве. В народе же про отсутствие в их голове моральных норм говорится еще более ёмко – мол, «хам свободен, как мартышка в джунглях». И пусть бы он этой свободой и довольствовался, если бы это не приводило к мучительной несправедливости – человеку, связанному культурой, духовными ценностями, социальными нормами, противостоять ему почти невозможно…
К сожалению, в подобной ситуации оказался уважаемый в нашем городе и районе человек, заслуженный врач России Вениамин Гранкин. Сейчас Вениамин Егорович находится на пенсии, проживает в просторном доме в пос. Прогресс, на строительство которого у семьи ушло почти 20 лет, и куда вложены средства от нелегкого труда хирурга, силы и нервы при добывании недоступных в былые годы стройматериалов. Дети из родного гнезда уже разлетелись, но усадьбу они с супругой стараются содержать в идеальном порядке, хотя состояние здоровья уже подводит. Особенно нелегко зимой, когда нужно прочищать от снега дорожки и проезд к воротам. В этом году снегопады продолжались аж до апреля, на проезжей части их улицы образовалась снежная каша, по которой было трудно проехать. Имеющаяся у сельсовета техника с уборкой не справлялась, и два их соседа-предпринимателя решили очистить дорогу сами. Казалось бы, доброе дело сделали…
 Однако трактор одного из них нагреб огромный снежный вал к забору и воротам Гранкиных. Быть может, для кого-то этот факт не стоит и выеденного яйца, но пожилых людей, которым не под силу с ним справиться, он очень расстроил. Вениамин Егорович чувствовал себя неважно, сам выйти на улицу не смог, а к словам его супруги никто не прислушался… Еще больнее стало, когда увидели, что вместе со снегом нагребен мусор, который тоже требовал уборки. Супруга-сердечница из-за расстройства попала в больницу, сам Вениамин Егорович чувствовал себя, как оплеванный… Ранее этот же сосед на протяжении длительного времени ставил перед их домом грузовой автомобиль, а на неоднократные просьбы его убрать среагировал лишь после предупреждения, что сообщат о загораживании проезда во двор в ГИБДД и пожарным.
– Я не сторонник жаловаться, поэтому не стал тогда заявлять о случившемся, хотя это и нарушило все наши планы по ремонту отводящей трубы от отопительного котла. Но этот человек повторно повел себя бесцеременно, и опять создал нам проблему. От других соседей такого отношения я никогда не видел, а в этом случае просто не знал, что делать…– сетует Вениамин Егорович.
Поэтому на этот раз он решил обратиться к участковому – в надежде, что полицейский побеседует с соседом и тот исправит ситуацию. Однако в ответ на свое заявление получил ответ, что снежный вал не мог причинить вред его имуществу, так как находится на земле сельсовета, а сосед убирать его от ограды их дома не обязан. Обескуражило, что расстояние между забором и снежным валом было указано от 3 до 5 метров, при том, что всего от дороги до забора – 4 метра. Вениамин Егорович, который в силу своей профессии к мелочам спустя рукава относиться не привык, решил, что проверка проведена необъективно, выразил участковому недоверие и потребовал оценить его действия руководству районного отдела внутренних дел. Но оно нарушений в них не нашло. Чувствуя себя еще более униженным, В. Гранкин, обратился в прокуратуру. В устной беседе с прокурором они пришли к единому мнению, что провоохранительным органам нужно больше заниматься профилактикой правонарушений.
– Я очень строго относился к тому, чтобы фельдшера на местах не допускали ослабления профилактической работы, иначе нельзя вовремя увидеть заболевание и предупредить его осложнения. Так и с хулиганом – нужно вовремя его остановить, чтобы не допустить противоправных действий, – логично рассуждает Вениамин Егорович. – Почему же участковый игнорировал наличие свалки?
Однако официальный ответ из прокуратуры разочаровал – в нем опять были формальные слова, что проверка по его обращению «проведена в установленные законом сроки», а от участкового он получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
– А я и не просил возбуждать никакого уголовного дела…– растерян Вениамин Егорович.
В этом, как говорится, и вся «соль» – чаще всего в подобных «соседских» делах, когда для устранения конфликта вполне достаточно доведения до сознания гражданина возможной ответственности за свои действия, а порой простого информирования о том, когда они могут перейти границу закона, порядок реагирования правоохранительных органов настолько закостенел, что заставляет граждан даже по мелкому конфликту искать справедливости чуть ли не в приемной президента страны….
Вот как среагировала полиция в данном случае:
– По заявлению В. Гранкина в течение трех дней была проведена проверка и согласно действующему законодательству принято решение, – говорит зам. начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Шадринскому району Игорь Тарасов. – Когда он выразил недоверие своему участковому, для проведения повторной проверки был направлен  другой сотрудник. И вновь брались объяснения с обеих сторон, от других соседей, тракториста. Я рассматривал письменное обращение В. Гранкина, для проверки информации также выезжал на место. Каких-либо действий, которые могли бы его оскорбить, я не заметил. До забора усадьбы оставалось большое расстояние, снег был нагребен на месте технологического проезда во двор, к тому же там проходит сточная канава. Хотя, конечно, мусор после таяния снега остался. Считаю, что в тех условиях, когда необходимо было расчистить дорогу, сосед поступил правильно. Никаких правонарушений с его стороны мы не нашли, привлечь гражданина к ответственности согласно административному кодексу не за что.
Итак, имущество не повреждено, правонарушения нет, дело закончено. А как быть с тем, что задеты моральные чувства гражданина?
На вопрос о том, какая профилактическая работа с населением входит сегодня в его обязанности, участковый данного территориального участка С. Ткач отвечает:
– В основном она проводится со специальной категорией лиц, которая состоит на учете. Есть приказ, который обязывает обходить население раз в год, узнавать о проблемах и оставлять свою контактную информацию. Но большая протяженность участков в районе очень осложняет эту работу.
Все точки над «i» по отношению к методам работы с населением становятся еще более понятны, когда по отношению к делу В. Гранкина слышу от полицейских фразу: «Он не является потерпевшим, чтобы проводить с ним профилактическую работу».
В то же время участковый соглашается с тем, что «если В. Гранкину нужно разобраться в ситуации, можно пригласить в сельсовет для беседы и его, и его соседа». Но если бы это было сделано вовремя, наверное, не пришлось бы тратить массу времени на составление пачки постановлений и ответов? Иными словами, в поле зрения участковых сегодня попадают в основном «алкоголики, тунеядцы, пьяницы», которых успешно воспитывал подручными средствами студент Шурик в известной кинокомедии. А добропорядочные граждане вряд ли могут надеяться на своевременную помощь…
Почему же у нас человек оказывается беззащитен перед хамством и хулиганством?
«Наверное, по той же причине, по которой силовики охотно защищают чиновников и не замечают несправедливости в отношении простых смертных, – невыгодно это…», – говорит на эту тему депутат Госдумы О. Смолин.
 – Это анатомия коррупции, которая начинается с самого низа, с бестолкового реагирования на сообщение граждан полицией, сельсоветом и заканчивая прокуратурой, – считает В. Гранкин. – Ведь на деле никто мне не помог. От одного из представителей правоохранительных органов пришлось услышать, что мое дело – чепуха. Но ведь за этой чепухой стоят люди… За 47 лет работы хирургом я никогда не считал чепухой какой-либо гнойник или чирий, так как если его вовремя не прооперировать, это приведет к серьезной болезни…
Человек с твердой гражданской позицией, бывший представителем Президента РФ в Курганской области, народным депутатом России, Вениамин Егорович по-прежнему тонко чувствует «болезни» нашего общества и не хочет с ними мириться.
Однажды пришлось испытать подобное и автору этих строк. Пару лет назад летним вечером пьяный сосед разбушевался, стал меня оскорблять и угрожать. Признаюсь, ранее никогда в правоохранительные органы за защитой обращаться не приходилось, поэтому была крайне удивлена, когда, вызывая участкового, услышала: «Сосед же вам еще ничего не сделал, нет оснований считать его нарушителем». Но угрозы, как правило, в соседских конфликтах происходят без свидетелей, доказать их почти невозможно, поэтому я просила, чтобы хулигана хотя бы предупредили о последствиях его поведения (кстати, угроза убийством предшествует совершению 43% преступлений, предусмотренных ст. 111 Уголовного кодекса!). Но и меня ждала гора отписок с формулировкой «проверка проведена в установленные законом сроки», «вынесено постановление в отказе в возбуждении уголовного дела». Что в итоге? Торжествующий от безнаказанности сосед под боком, который продолжает вести себя агрессивно. В полицию я больше не обращаюсь, так как он нет-нет да и напомнит – мол, «ну и что мне менты сделали?». Так и живу… Участковый с тех пор ни разу больше не заходил.
И такие случаи не единичны. Когда материал готовился к печати, на пороге редакции появилась женщина-учительница и рассказала еще одну историю, как в поисках защиты от притеснений соседа дошла уже до суда.
– Но что толку? – обреченно произнесла она. – Недавно он ударил меня по лицу… Судиться больше нет сил, я уже не знаю, куда обращаться!

Где реальная помощь?
На расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел 8 февраля 2013 года Владимир Путин отметил: «Не раз говорил и хочу повторить: люди, которые обращаются в органы МВД за защитой своих прав, собственности, должны получать реальную помощь. И низкая раскрываемость преступлений, безнаказанность преступников не способствуют восстановлению справедливости, негативно сказывается на общественном доверии к структурам правоохранительных органов, да и государства вообще».
Министр внутренних дел Владимир Колокольцев тоже заострил внимание на этой проблеме: «Сегодня наблюдается тенденция значительного увеличения числа обращений, направляемых непосредственно в федеральные министерства напрямую, минуя региональный уровень. Возникает вполне обоснованный вопрос: почему проблемы, которые волнуют граждан, не могут быть решены на уровне территориальных органов внутренних дел, почему для этого необходимо вмешательство федерального ведомства? Проверки, которые в обязательном порядке проводятся сотрудниками центрального аппарата, в том числе с выездом на места, выявляют многочисленные факты формального отношения к жалобам и заявлениям граждан. …Уже само обращение в вышестоящие органы говорит о том, что граждане либо не удовлетворены результатами рассмотрения своих жалоб, либо не верят в возможность их справедливого разрешения в территориальных подразделениях. Необходимо в корне менять сложившуюся практику. Ни один подобный факт не должен оставаться без жёстких мер реагирования».
В. Колокольцев также отметил, что полиция должна быть максимально открыта в своей работе и настроена на конструктивный диалог и сотрудничество со средствами массовой информации.
Однако пока мы нередко видим обратное. Когда на страницах нашей газеты появляются критические материалы о работе полиции, сообщается об обстоятельствах, способствующих преступлениям, свидетелями которых становятся журналисты, представители правоохранительных органов принимаются в первую очередь защищать честь мундира.
Возможно, изменит ситуацию появившийся на повестке дня Госдумы законопроект «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации».
Целями законопроекта являются создание в стране единой системы профилактики правонарушений, разграничение полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления в этой сфере. Также он предусматривает активную деятельность государственных органов по предупреждению фактов несоблюдения и невыполнения законодательства государственными служащими и работниками государственного аппарата всех уровней.
Но смущает то, что в пояснительной записке к документу говорится, что «реализация требований Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» не потребует увеличения численности существующих или образования новых структурных подразделений федеральных органов исполнительной власти, а также их дополнительного финансирования.
Тем не менее, сотрудники правоохранительных структур на местах отмечают прямую зависимость эффективности профилактики от численности подразделений. Как отметили в ОМВД по Шадринскому району, значительно осложняет работу с населением большая протяженность участков в сельской местности, так как много времени уходит на дорогу, чтобы добраться по сообщению граждан. А после реформирования полиции количество сотрудников участковой службы сократилось с 28 до 19. Один из участковых на вопрос о том, что бы он предпочел – увеличившуюся после реформы до 38 тысяч рублей зарплату или меньший доход и еще одного сотрудника себе в помощь, выбрал последнее.
«Профилактика правонарушений – дело, безусловно, затратное. Но эти траты необходимы. Если их не делать, придется расплачиваться значительно большими потерями, людским горем, а в конечном итоге, – утратой авторитета власти», – отметил в одном из выступлений генпрокурор России Ю. Чайка. – Надо, чтобы люди шли в полицию со своими бедами, верили, что их не только выслушают, но и примут меры».

Татьяна УСОЛЬЦЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *