Люди из стали

Сегодня, 25 января представители администрации города, совета ветеранов, волонтеры поздравляли участников обороны Ленинграда и жителей блокадного Ленинграда, проживающих в Шадринске с юбилейной датой – 75 лет снятия блокады. Вручали небольшие сувениры и цветы. Федор Иванович Постников, 92 года, морфлот. После снятия блокады восстанав ливал город, музеи и дворцы. Живет с верным котом Василием, на судьбу не ропщет. Единственное, очень хочет в санаторий: «Мне ничего такого не нужно. Квартиру сам могу еще убирать. Может только (очень смущенно) о санатории поможете похлопотать?» Зинаида Ивановна Максименко, 97 лет, «старшая телефонистка», всю войну прошла до Берлина. Два года на Ленинградском фронте. Смешливая, озорная (до сих пор): «много чего пережила, но было ради чего. Город свой люблю, так люблю! Мой это Шадринск, мой». И уже прощаясь, как-то очень пронзительно: «Вы — живите! Спокойно живите». Инга Ричардовна Зыбина. Из семьи дипломатов, деда расстреляли в 37-м году. Девятилетним ребенком пережила первый блокадный год в Ленинграде. Потом ссылка в Ханты-Мансийск, затем «отогревались» в Средней Азии у родственников.  «Себя я не помню, но мама говорила, что худая была как тростинка. А вот братика своего помню, ему тогда 4 года было. Он и на ребенка не походил. Такой был весь маленький… страшно. Я его так любила, так жалела.   У нас его однажды чуть не украли.  К тому моменту отец уже умер от голода. Во время налета, у магазина, где выдавали хлеб, мама на минуту отвлеклась и братика женщина схватила. У нее были совершенно безумные глаза, она его к груди прижала и пыталась бежать. Съесть хотела…».

Маргарита Васильевна Кобелева, радистка, морская пехота, дочь шадринского военкома Василия Стадухина. В конце войны получила ранения в голову и ногу (12 осколков извлекли из голени). В госпитале ее побрили наголо «вместе с шапкой срезали – комок крови и грязи был». Волосы отросли. Совершенно седые… в 20 с небольшим лет. Имеет медаль «За отвагу» и Орден Красной Звезды. На предложение о помощи со стороны волонтеров ответила четко и громко: «Значит так. Я до сих пор пишу картины, вышиваю, плету кружево, играю, пою и танцую. Хожу по делам и обслуживаю себя самостоятельно. Захотите, приглашайте – приду в школу, институт, техникум. Расскажу о войне, о себе. Снимать меня не нужно. Все».

Такие они – сильные, гордые, мужественные, стальные. Земной поклон вам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *