На горных заставах и урановых рудниках

28 мая День пограничника отметит и ветеран Великой Отечественной войны Леонид Николаевич Бобылев

    В штыковую атаку он не ходил, в боевых действиях не участвовал, громких подвигов не совершал и нарушителей границы не задерживал. Но защищая далекие южные рубежи Отечества в годы Великой Отечественной войны, он, как и его товарищи, всеми силами приближал день нашей великой Победы.

     В 50-х годах прошлого века очень известным был художественный фильм «Застава в горах» о пограничниках-кавалеристах, которые охраняли границы нашей Родины на южных рубежах государства. Вспомнил я об этом фильме, когда познакомился с ветераном Великой Отечественной войны Леонидом Николаевичем Бобылевым. Вспомнил потому, что мой новый знакомый мог бы с полным основанием послужить прототипом героев этой кинокартины.

    Он встретил меня в аккуратно прибранной комнате скромного домика, где на застеленном скатертью столе лежала газета «Исеть».

— Всегда выписывал нашу городскую газету, – говорит ветеран, — и сейчас, слава богу, пока глаза видят, прочитываю ее от корки до корки.

   Родился Леонид Николаевич 4 августа 1926 года в деревне Бобылево Каргапольского района, где, как говорит он, одна полдеревни родственников, а другая — однофамильцев. Рано оставшись без матери, рос в многодетной семье. Отец Николай Максимович работал в колхозе конюхом, долго не женился, поднимая на ноги четырех дочерей и трех сыновей. С малых лет Леня помогал по хозяйству, знал, как обращаться с лошадьми, что в дальнейшем ему очень пригодилось.

   Когда началась война, старших братьев призвали на фронт, а в ноябре 1943-го пришла и его очередь. Попал-то в погранвойска, можно сказать, случайно. Вместе с другими новобранцами отправили в Чебаркуль, там прошел курс молодого бойца. Как-то вызвали в штабную землянку. За столом сидел офицер, рядом женщина-врач. Про здоровье спросили, о родителях, родственниках. Ответил, что отца по возрасту в армию не взяли, а два брата воевали, на одного похоронка пришла, другой прислал письмо, что наградили медалью, но потом от него ни слуху, ни духу. Записали все на бумажке и в казарму отправили. На следующее утро на построении назвали его фамилию и еще нескольких человек, и уже вечером подали эшелон. Думали они, что на фронт отправляют, но повезли в сторону Казахстана. Больше двух суток в холодном товарнике тряслись. Привезли в Алма-Ату, часть ребят там оставили, а другую группу, и Леонида в том числе, дальше направили, еще километров 400, в самые горы. Прибыли в погранотряд, где их сытно накормили, в баню сводили и выдали новенькое обмундирование, валенки, полушубки.

— Снабжение там было, как в мирное время, — вспоминает Леонид Николаевич. — Обучали нас 4 месяца премудростям службы пограничников-кавалеристов, до сих пор команды снятся — спешивайся, шашкой руби… Потом стали распределять по местам службы. Попал на заставу, где места совершенно непроходимые – горы высоченные. Не так далеко располагались поселки, тоже колхозы, а еще четыре участка с немцами – они выселены были с Поволжья с началом войны. Контролировали их особо тщательно, документы проверяли, следили за соблюдением режима приграничной территории.

    Закрепили за каждым из нас лошадей, без них там делать нечего. Спину набьешь — пешком будешь ходить. Первую лошадь, которая мне досталась, звали Граната. Потом ее списали, и получил я Пневмана, с которым прослужил до самой демобилизации. Умнейший, сильный и верный был мерин, с ним немало мы пережили, приходилось и через перевалы, держась за хвост, по узенькой тропиночке переходить, и через бурные горные реки переправляться. А бывали случаи, когда людей вместе с лошадьми сносило и разбивало о камни…

   Отслужил там сколько-то времени, и на другую погранзаставу отправили, поселок Хоргоз на самой границе с Китаем. Потом и за границу попал, охраняли мы урановые рудники… На этом месте своего рассказа ветеран прищуривается:

— Вообще-то наша часть была секретной, даже погоны не носили и фуражки были гражданскими. На шахтах работали китайцы, а руду отправляли в Союз. Добывали ее на нескольких точках открытым и закрытым способом. Мы склады охраняли, взрывчатку, предназначенную для взрывных работ, да и всю прилегающую территорию…

   В конце сороковых в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне была испытана первая урановая атомная бомба. Невозможно сказать, из того ли сырья был получен нужный для ее производства обогащенный материал. Но как ни крути, получается, что Леонид Николаевич был причастен, хоть и косвенным образом, к созданию ядерного щита нашей страны.

   Кстати, в годы войны пограничников тоже забирали на фронт, должны были отправить и Леонида, но уж больно приглянулся он начальнику заставы — исполнительный парень, службу отлично знает, умело обращается с лошадьми, а такие люди на заставе тоже на вес золота. В общем, вместо него другого бойца отправили на фронт.

— Так судьбе было угодно, — говорит сейчас ветеран.

   Демобилизовался он в 1950 году, прослужив в погранвойсках семь лет. В 1951 году поступил на службу в милицию, где в общей сложности проработал 29 лет. Сначала в патрульно-постовой службе, затем во вневедомственной охране – охранял отделение Госбанка. Приходилось и в общегородских милицейских рейдах участвовать, и хулиганов задерживать. Однажды в горсаду несмотря на отчаянное сопротивление скрутил вместе с подоспевшими товарищами нарушителя, который оказался спортсменом-самбистом. Не случайно он награжден почетным знаком «Отличник милиции». Его парадный пиджак украшают также медаль «За боевые заслуги» и другие юбилейные знаки отличия.

В 80-м году Леонид Николаевич вышел на пенсию. Вместе с супругой Клавдией Ильиничной прожили они в любви и согласии более шести десятков годков, пять лет назад ее не стало. За престарелым отцом ухаживает сын Владимир, который сам уже давно на пенсии. Радуют деда внук Денис с внучкой Кристиной, правнук Демид и правнучка Ярослава.

— В последние годы не могу участвовать в праздничных мероприятиях, — сокрушается ветеран, — ноги стали отказывать, врачи говорят – отложение солей.

     К праздничным датам навещают ветерана со скромными, но дорогими его сердцу подарками сотрудники городского отдела внутренних дел. Не обошли его вниманием и перед прошедшим не так давно Днем Победы. Совсем скоро, 28 мая бывшие пограничники по традиции соберутся в центре Шадринска, чтобы отметить свой праздник. Хотелось бы, чтобы в этот день вспомнили они и старейшего пограничника нашего города, которому нынче исполнится 92 года.

Андрей ФЕДОРОВ, фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *