Юность комсомольская моя

Заметки бывшего секретаря Шадринского райкома комсомола

Об авторе

   Валентин Иванович Кириллов родился 28 мая 1940 года в селе Мингали Шадринского района Курганской области. В 1958 году окончил Батуринскую среднюю школу, после чего работал в родном селе заведующим клубом, а также учителем физкультуры в семилетней школе. В это время его избирают секретарем комсомольской организации.

     С 1960 года он работает инструктором Шадринского райкома комсомола, а с 1961 года — секретарем комитета комсомола совхоза «Красная звезда».

  В 1965 году комсомольцы района избирают Валентина Ивановича первым секретарем Шадринского райкома ВЛКСМ, на посту которого он работал до 1970 года.

   После работы в комсомоле Кириллов занимал должность заместителя начальника Шадринского районного отдела внутренних дел, был инструктором райкома КПСС, заведующим районного отдела культуры и председателем райкома ДОСААФ. Перед выходом на заслуженный отдых работал обозревателем в Шадринских газетах «Авангард», «Шадринская новь» и «Исеть».

Дети войны

   Великая Отечественная война с фашистскими захватчиками началась через год после моего рождения. Мужчин нашего села сразу же призвали на фронт. Многие из них не вернулись с войны, отдав свою жизнь за свободу нашей Родины. Послевоенное детство было тяжелым для моих сверстников. Особенно для тех, кто познал безотцовщину. На полях и фермах совхоза трудились в основном женщины и подростки.

   Нашей семье еще повезло. Отец, Иван Михайлович Кириллов, прошагав в солдатской шинели почти половину Европы, вернулся домой живым. Он был коммунистом, имел боевые награды за ратный труд. После войны работал бригадиром комплексной полеводческой бригады на Мингалевском отделении совхоза «Шадринский». Вместе с моей мамой, Елизаветой Платоновной, они вырастили и воспитали троих детей.

   В послевоенную пору жили все бедно. Мы, как могли, помогали своим родителям. Выжить многим семьям в то голодное время помогли огород и небольшое хозяйство с коровенкой. Ребятишки бегали на речку ловить карасей, вместе со стариками ходили в лес собирать грибы и ягоды. Когда начиналась уборочная страда, на уборку хлебов и заготовку кормов для скота выходили всем миром. На току после обмолота вырастали большие бурты пшеницы, овса, гороха и других зерновых культур. После доработки они отправлялись в государственные закрома. Скошенные травы после просушки сгребались в огромные стога сена. На лошадях с волокушами работали, как правило, деревенские мальчишки.

   Постепенно село оживало после войны. На глазах взрослели подростки, которые посещали семилетнюю школу. В машинно-тракторную станцию поступала новая техника, увеличивалось поголовье скота. Молодежь по вечерам бегала на танцы в сельский клуб, а по осени игрались скромные свадьбы с полузабытыми деревенскими обрядами.

Комсомольская пора

После окончания семилетки в родном селе меня со сверстниками направили на обучение

в среднюю школу, которая находилась в селе Батурино соседнего с нами района. Здесь, в 1954 году, я и вступил в ряды Ленинского комсомола. Членский комсомольский билет получил из рук первого секретаря Батуринского райкома ВЛКСМ Павла Лебедева.

   Наш класс был очень дружным, поэтому после окончания средней школы выпускники решили не расставаться. Наслушавшись разговоров о героических буднях комсомола на стройках пятилетки, двадцать человек из нашего класса согласились поехать по комсомольским путевкам на строительство Курганского завода химического машиностроения. Он был тогда объявлен ударной комсомольской стройкой.

   Приехав в областной центр, мы думали, что нас встретят там с распростертыми объятьями. Но, как оказалось, на ударную стройку принимали в основном молодых людей с рабочими специальностями. Не имеющих опыта и трудовых навыков, оформляли подсобными рабочими на строительство школы-интерната на Увалах.

   За год «ударной» комсомольской работы в Кургане я успел освоить профессию каменщика. Впереди маячила городская жизнь, но по причине болезни отца я вынужден был вернуться в родной дом, чтобы помогать родителям. Там устроился на работу заведующим клубом и одновременно учителем физкультуры в родную семилетнюю школу. На отчетно-выборном собрании комсомольцев села меня избрали секретарем комсомольской организации. С этого, можно сказать, и началась моя комсомольская биография.

   В 1959 году на учете в комсомольской организации села Мингали состояло 20 человек. Они трудились механизаторами в МТС, доярками и скотниками на молочнотоварной ферме, учителями в школе, выполняя при этом массу общественных поручений. Центром культурно-массовой работы был, естественно, сельский клуб, которым я руководил. Здесь проводились вечера отдыха, танцы, демонстрировались кинофильмы, ставились незатейливые концерты художественной самодеятельности.

   На комсомольские собрания села часто приезжали работники райкома комсомола. С некоторыми из них у меня завязались хорошие отношения.

Будни инструктора райкома комсомола

  В 1960 году меня вызвали в Шадринский райком ВЛКСМ и предложили работу инструктора организационного отдела райкома комсомола. Было мне тогда 20 лет. Парень я был еще холостой, легкий на подъем… Поэтому сразу согласился. Первый секретарь Иван Чесноков не обещал больших перемен в улучшении личной жизни, поэтому пришлось снимать жилье у знакомых.

   Обязанности у меня были примерно такие же, как и у секретаря первичной комсомольской организации, но только в масштабе всего района: контроль за проведением комсомольских собраний, уплатой членских комсомольских взносов, прием в члены ВЛКСМ рабочих и колхозников, организация социалистического соревнования среди молодых тружеников села и прочие. Транспорта в райкоме комсомола, не считая неисправного мотоцикла, не было. Поэтому в села района, где работала молодежь, мы добирались на попутках или пешком. Рейсовые автобусы ходили редко. Грунтовые дороги летом часто размывало дождем, а зимой заносило снегом. Главными атрибутами моей походной жизни стали сапоги и валенки. Добравшись до центральной усадьбы хозяйства, я «ловил» комсомольского вожака, освобождал его от основной работы и начинал вместе с ним делать «сверку» рядов первичной организации. При беседе с комсомольцами выявлялись задолжники по взносам, «неизвестники», выбывшие из района без снятия с комсомольского учета, а также передовики производства, желающие вступить в ряды ВЛКСМ. Проблемы, которые были в основном связаны с плохой организацией досуга молодежи, решались при беседе с руководителями хозяйства.

  Комсомольцы собирались на собрания, как правило, по вечерам, и я вел с ними продолжительные беседы о путях улучшения работы комсомольской организации. На последний автобус обычно не успевал, поэтому ночевать приходилось в конторе на сдвинутых стульях или в гостях у знакомых товарищей.

   Помню, в такой ситуации я оказался в селе Мыльниково. Собрание закончилось заполночь и комсомольский вожак пригласил меня ночевать к себе домой. В семье у него, как оказалось, было «семеро по лавкам». На ужин он мне предложил стакан молока и кусок хлеба. После этого гостеприимный хозяин уступил мне свое спальное место на полатях, а сам устроился на полу.

   Устав от утомительного дня, я быстро заснул. Но, как оказалось, ненадолго. Примерно, через час почувствовал, как по мне ползают какие-то насекомые. По специфическому запаху и неприятным укусам понял, что попал в самый настоящий клоповник. В ту ночь мне так и не удалось отдохнуть. Процарапавшись до первых петухов, я соскочил с полатей и прибежал в контору. Выслушав мою историю о неудачной ночевке, председатель колхоза долго смеялся, а потом отправил домой на первом попутном транспорте.

   В советское время часто проводились субботники, которые объявлялись по многочисленным поводам. Бесплатно трудиться на благо Родины приходилось на ежегодных апрельских субботниках по благоустройству сел и деревень в честь дня рождения Ленина, на прополке свеклы и уборке картофеля, на заготовке веников для скота в бескормицу, на сортировке зерна, сборе металлолома и так далее.

   В период работы инструктором запомнился субботник в рамках проходившей в районе кампании по электрификации села. На Шадринском энергоучастке скопилось тогда много необработанных столбов для линий электропередач. А рабочих рук для их подготовки не хватало. За помощью энергетики обратились в райком комсомола. На бюро мы приняли соответствующее решение о проведении субботника, составили график работы комсомольцев от трудовых коллективов и дело пошло.

   Помахать топориком пришлось и мужикам из аппарата райкома комсомола. Когда линии электропередач дотянули до отдаленных деревень и в домах их жителей появился свет, мы гордились, что в этом есть и наша заслуга.

Выборы в «Красной звезде»

  Инструктором орготдела в райкоме ВЛКСМ я работал недолго. Осенью 1961 года в районной комсомольской организации началась отчетно-выборная кампания. Вместе со вторым секретарем Галиной Охапкиной нам было поручено провести собрание в совхозе «Красная звезда».

   На учете в комсомольской организации этого хозяйства состояло около 200 членов ВЛКСМ. Она объединяла 9 цеховых организаций, действующих на отделениях хозяйства. До этого я успел побывать во всех его трудовых коллективах, поэтому хорошо знал о достижениях молодых тружеников. По тем временам это было крупнейшее хозяйство области по производству свинины, руководил которым известный на всю страну директор Григорий Михайлович Ефремов.

  До центральной усадьбы совхоза мы с Галиной, как всегда, добирались с оказией. Вначале на попутном транспорте, а последние 10 километров пешком. В Красной звезде тогда еще не было Дома культуры, поэтому собрание решено было провести в клубе села Погадайка. Сюда и съехались делегаты со всех отделений совхоза.

   Доклад о работе комитета комсомола за отчетный период сделал его секретарь Григорий Сычугов. Речь его была непродолжительной. Складывалось впечатление, что на фоне больших достижений трудового коллектива роль комсомола была незначительной. Выступившие на собрании комсомольцы стали критиковать секретаря за плохую организацию досуга молодежи, недостаточное внимание к работе молодых животноводов.

   В итоге собрание выразило недоверие комсомольскому вожаку и решило избрать на его место другого товарища. Кандидатуры обсуждались разные. Но к единому мнению собравшиеся долго не приходили. Тогда слово взял присутствовавший на собрании директор совхоза Григорий Михайлович Ефремов. Отметив большую заслугу молодежи в развитии совхозного производства, он неожиданно предложил выдвинуть на избрание секретарем комсомольской организации мою кандидатуру. Для меня это было, как «гром среди ясного неба». Галина Охапкина начала было объяснять, что вопрос должен быть согласован с райкомом КПСС, но директор стоял на своем. Попросив у собрания время на согласование моей кандидатуры, он вышел из зала, позвонил первому секретарю райкома партии и вопрос был решен.

   Я пришел в себя только тогда, когда собрание единогласно избрало меня секретарем крупнейшей комсомольской организации района. Добавлю, что домой после такого события пешком идти не пришлось. До города нас с Галиной доставили на машине директора совхоза.

Новое место жительства

   Освобожденным секретарем комсомольской организации совхоза «Красная звезда» я работал 4 года. Хозяйство постоянно укрупнялось. Вначале в него входило 9, а потом 12 производственных отделений, в каждом из которых действовали цеховые комсомольские организации. По своей территории совхоз можно было отнести к небольшому району, до сел и деревень которого приходилось добираться на попутном транспорте, а иногда и топать пешком в любую погоду. Зарплату райком комсомола назначил мне небольшую — всего 75 рублей в месяц. Поэтому администрация совхоза доплачивала к ней еще 25 рублей. Переехав в Красную звезду на постоянное место жительства, я успел жениться. Жена, Валентина Михайловна, устроилась на работу в среднюю школу учителем немецкого языка. Вскоре у нас родился сын.

   Центральная усадьба совхоза быстро благоустраивалась. Здесь строились дома для рабочих, появлялись новые производственные участки и объекты соцкультбыта. А вот Дома культуры еще не было. Молодежь постоянно напоминала на собраниях о том, что негде провести свободное время. Наконец, директор совхоза Григорий Михайлович Ефремов добился выделения средств на его строительство и заключил договор с подрядной организацией ПМК-216. Возводили важный объект хозспособом. Он стал настоящей народной стройкой, на которой, можно сказать, работали все, — от мала до велика. Постоянно проводились комсомольские субботники. Вначале молодежь помогла строителям вырыть траншеи под фундамент, а потом складировала кирпичи, носила цементный раствор, выполняла и другие самые тяжелые подсобные работы, без которых быстрое возведение объекта было бы невозможно. Здесь-то и пригодилась профессия каменщика, которую я приобрел на стройках в Кургане. Работать мне пришлось наравне с опытными строителями, не считаясь со временем.

   Дом культуры открыли в 1964 году. По тем временам это был самый настоящий дворец, в котором были просторный зал с эстрадой для проведения торжественных собраний и концертов, зал для вечеров отдыха молодежи, помещения для занятий в кружках народного творчества и библиотека. Самодеятельные артисты, которые появились в Красной звезде благодаря заботе родного совхоза, стали занимать ведущие места в районных смотрах художественной самодеятельности.

Случай на дороге

  Комсомольцы активно участвовали в социалистическом соревновании тружеников совхоза за высокие производственные показатели. В полеводстве действовали комсомольско-молодежные коллективы, которые боролись за право обладать вымпелом знатного хлебороба района Т. С. Мальцева, а молодые животноводы соревновались за высокие привесы скота на откорме, а на молчнотоварных фермах — за большие надои молока.

  Секретарь комитета комсомола при подведении итогов соревнования в трудовых коллективах вручал приветственные адреса, грамоты, вымпелы молодым передовикам. На каждом отделении совхоза должны были действовать кружки комсомольской политучебы, приниматься Ленинский зачет у комсомольцев по знанию трудов классиков марксизма-ленинизма и прочее. Подобные выдумки ЦК ВЛКСМ по идеологической обработке молодежи могли, образно говоря, свести с ума любого комсорга. Ясно, что секретарю первичной организации, который выполнял свои обязанности на общественных началах, была не под силу эта рутинная работа. Поэтому ее приходилось брать на себя освобожденному секретарю комитета комсомола. Прибыв на производственный участок, я был и лектором, и пропагандистом, и просто наставником. В то время я заочно учился на историческом факультете Курганского пединститута. Так что полученные знания старался применять на практике.

   Помню, после проведения одной из подобных акций в деревне Просвет я возвращался домой сильно уставшим. Дело было зимой, поэтому на ногах были лыжи, в руках палки, а через плечо сумка с комсомольскими документами. Эту звездную, лунную ночь я помню, как сейчас. За весь день во рту не было ни крошки. Сильный мороз сковал колени ног, кисти рук, пробрался за воротник… Не пройдя и половину пути, я почувствовал, что ноги больше не слушаются меня. От неимоверной усталости и холода стало клонить в сон. Под силой встречного ветра я встал почти на колени и начал что-то бормотать себе под нос… Неожиданно за моей спиной раздался шум мотора и заскрипели тормоза останавливающегося транспорта… «Валентин Иванович, ты что-ли…?, — услышал я знакомый голос директора совхоза. — А околел-то как… Кто это тебя в такой мороз надоумил встать на лыжи?». В ответ я только мычал. Язык не слушался, а губы свело от мороза. Григорий Михайлович взял меня под руки, усадил на заднее сидение, заботливо укрыл каким-то тулупом, а потом доставил до дома.

   Увидев мою жалкую фигуру, жена покачала головой и начала стягивать с моих ног валенки. Припав к теплой печке всем телом, я только тогда смог произнести несколько слов благодарности в адрес своего спасителя.

Ударный труд на благо Родины

   Совхоз «Красная звезда» при Григории Михайловиче Ефремове стал рентабельным. Устойчиво росли урожаи зерновых культур, значительно увеличились показатели по продаже мяса и молока государству. Поголовье свиней за пятилетку, начиная с 1960 года, увеличилось с 13 до 49 тысяч. Совхоз производил ежегодно до 75 центнеров мяса на каждые 100 гектаров пашни. В 1962, 1963 и 1964 годах хозяйство занимало первое место во Всесоюзном социалистическом соревновании, перевыполняя планы реализации продукции по всем показателям.

  В передовом хозяйстве дел, как говорится, было невпроворот. Часто возникали нестандартные ситуации, которые надо было решать сообща. В марте 1963 года на маточных фермах трех отделений совхоза прошел массовый опорос свиней. Помещений для размещения молодняка не хватало, а в Просвете по причине большой скученности поголовья начался падеж животных. На очередной планерке у директора совхоза была поставлена задача срочно готовить летние лагеря для размещения молодняка. Комитет комсомола по поручению директора обязан был создать строительную бригаду из молодежи и отправить ее в Просвет на подготовку лагеря для животных. Сроки для этого отпускались самые жесткие.

  За неделю мы должны были отремонтировать свинарники, построенные из досок, а потом утеплить их тюками соломы, чтобы спасти молодняк от холода. Работать комсомольской бригаде пришлось с утра до ночи. В марте с полей еще не сошел снег, на дорогах была непролазная грязь. Уставали до чертиков… В итоге лагерь был подготовлен своевременно, молодняк был досрочно переведен на летнее содержание и большого падежа животных удалось избежать. За ударную работу комсомольцы получили благодарность от директора совхоза.

   Надо отметить, что самоотверженный труд участников социалистического соревнования молодых животноводов отмечался и наградами Родины. Так, свинарки Нина Криворотова и Нина Жиделева были награждены орденами Трудового Красного Знамени. А комсомолка Ольга Колотыгина была удостоена почетного права представлять областную комсомольскую организацию на XVII съезде ВЛКСМ в Москве.

   Забегая вперед, скажу, что в 1966 году по итогам работы за пятилетку совхоз «Красная звезда» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Наград Родины были удостоены и многие труженики совхозного производства, в том числе из представители молодежи. А директору совхоза Г. М. Ефремову Указом Президиума Верховного Совета СССР за достигнутые успехи в развитии животноводства было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Высокое доверие молодежи

   Работая секретарем комсомольской организации совхоза «Красная звезда» на протяжении четырех лет, я приобрел большой опыт общения с сельскими тружениками, был свидетелем организаторского таланта выдающегося руководителя хозяйства. Все это, конечно же, повлияло на мою дальнейшую жизнь. В 1965 году на отчетно-выборной конференции комсомольцы района избрали меня первым секретарем Шадринского райкома ВЛКСМ. Областную комсомольскую организацию возглавлял тогда Игорь Алексеевич Панафидин, у которого я был предварительно на собеседовании. А с 1969 года — Владислав Петрович Бендаржевский. Они неоднократно бывали в нашем районе и хорошо знали жизнь нашей молодежи.

  Опираясь на опыт предыдущей работы, главное внимание райкома комсомола я сосредоточил на организации социалистического соревнования молодежи, занятой в сельскохозяйственном производстве. За идеологическую работу среди молодежи отвечал в райкоме второй секретарь Николай Троицкий, а за организацию соревнования в трудовых коллективах – заведующий орготделом Геннадий Оплетаев.

   По инициативе обкома ВЛКСМ все районные комсомольские организации в то время были вовлечены в патриотическое движение «За высокую культуру земледелия». К нашему району было обращено особое внимание. Как известно, в колхозе «Заветы Ленина» на протяжении многих лет трудился наш земляк, дважды Герой Социалистического Труда, почетный академик ВАСХНИЛ Терентий Семенович Мальцев. В его огромной полевой лаборатории рождались нестандартные смелые идеи, которые воплотились на практике в знаменитую мальцевскую систему земледелия. Опыт и методы работы патриарха российского земледелия, его любовь к хлеборобскому труду и были взяты за основу в развитии движения молодых полеводов области.

   Шадринский райком комсомола в этих условиях делал все, чтобы работа молодых земледельцев района была на хорошем счету. Среди комсомольских организаций совхозов и колхозов было развернуто социалистическое соревнование за право обладать вымпелом имени Т. С. Мальцева. Ежегодно после уборочной страды его вручали лучшему комитету комсомола хозяйства, в котором молодые земледельцы добивались высоких урожаев на основе применения передовых технологий при обработке земли. В соревнование были вовлечены комсомольско-молодежные коллективы, созданные в зерновых и кормозаготовительных бригадах, а также механизаторы, занятые на уборке хлебов и вспашке зяби. В период уборочной страды итоги соревнования подводились еженедельно. Прямо на полевых станах передовикам вручались благодарственные письма райкома, небольшие призы, а на лобовых стеклах их тракторов, комбайнов и прочей техники крепились символические комсомольские значки и звездочки за высокие трудовые показатели. По итогам года передовики поощрялись грамотами райкома ВЛКСМ, а также бесплатными туристическими путевками для поездку за границу или в лагеря отдыха ЦК ВЛКСМ.

   За период моей работы в райкоме Шадринская комсомольская организация дважды награждалась переходящим Красным знаменем обкома ВЛКСМ «За высокую культуру земледелия».

   Итоги социалистического соревнования подводились и среди молодых животноводов. Лидерами его в основном были комсомольско-молодежные коллективы, действовавшие в животноводческой отрасли совхозов «Красная звезда», «Шадринский», а также в колхозах «Рассвет», «Заветы Ленина», «Путь Ильича» и в других хозяйствах района. Они боролись за приз им. Героя Социалистического Труда Г. М. Ефремова, который вручался за высокие показатели при производстве мяса и молока.

Высокий гость из Москвы

   Летом 1969 года в райком позвонили из обкома комсомола и сказали, чтобы я готовился к встрече важных гостей. В Шадринский район выезжали первый секретарь обкома комсомола Владислав Петрович Бендаржевский, а вместе с ним секретарь ЦК ВЛКСМ по вопросам работы молодежи в сельском хозяйстве Виктор Тимофеевич Дувакин. До этого, как меня проинформировали, такой важной персоны не было в областной комсомольской организации почти 20 лет, поэтому встречать его надо на самом высоком уровне.

   В райкоме я уже работал четвертый год. Накопил определенный опыт подобных встреч, но здесь, сказать по правде, растерялся. Поэтому решил проинформировать первого секретаря райкома КПСС Алексея Ефимовича Моисеева. Оказалось, что он уже был в курсе происходящего и успел обговорить с аппаратом примерный план встречи важных гостей. По информации из обкома партии главной целью визита секретаря ЦК ВЛКСМ в наш район была встреча с Мальцевым. Терентий Семенович уже был оповещен об этом, а в мою обязанность входила встреча гостей, размещение в гостинице и сопровождение их в село Мальцево, где жил патриарх российского земледелия.

   В назначенный час я стоял на границе Шадринского района с девушками в русских национальных костюмах. Когда обкомовская «Волга» остановилась, из нее вышли долгожданные гости. Отведав по традиции хлеб-соль из рук шадринских красавиц, секретарь ЦК поцеловал одну из них, а потом довольно улыбнулся в нашу сторону и вежливо поздоровался.

   Разместившись в гостинице «Урал», гости встретились с первым секретарем Шадринского райкома КПСС, а потом побеседовали с коллективом аппарата райкома комсомола. Разговор шел о работе районной комсомольской организации, проблемах сельской молодежи и проходящей кампании по обмену комсомольских документов.

   Затем мы выехали в колхоз «Заветы Ленина». Надо сказать, что Терентий Семенович не имел официального кабинета ни в колхозной конторе, ни на опытной станции. Он встречал нас на пороге своего крестьянского дома. Высокий, с босыми ногами и в своей традиционной гимнастерке, подпоясанной ремешком, он сразу расположил к себе приехавших гостей. Поприветствовав по-домашнему, хозяин провел нас в свою комнату и начал знакомить с библиотекой. В лице Виктора Дувакина он нашел приятного собеседника, хорошо разбиравшегося в вопросах сельского хозяйства.

   Вскоре речь зашла и о проблемах воспитания современной молодежи. Терентий Семенович взволнованно говорил о вредных привычках, которые разрушают крестьянскую семью. Он не любил тех, кто с юных лет приобщился к спиртному, курил на виду у прохожих, кривлялся под дикие звуки зарубежной музыки.

   Сельская молодежь, утверждал он, совершенно не знает, чем занять свое свободное время, не читает книг, отлынивает от работы. Говоря о разработанных им методах обработки земли, полевод подчеркнул, что они совершенно не приемлют широкого применения минеральных удобрений и ядохимикатов, которые не только разрушают плодородный слой почвы, но и губят природу. На лугах и в лесу скоро не останется многих ценных видов растений, не будет слышно пения птиц… С этими выводами известного земледельца трудно было не согласиться.

  Продолжительная беседа по традиции завершилась «чайной церемонией», которую провел сам хозяин. Вначале он прикинул, сколько нас, а потом принес на подносе свежий напиток, предварительно бросив в каждый стакан по щепотке заварки. Сделав глоток необыкновенно вкусного и душистого чая, столичный гость попросил поделиться секретом его приготовления. Терентий Семенович охотно ответил: «Побольше заварки, побольше сахара. А главное — мягкая вода». Напоследок его дочь Анна, верная помощница по дому, провела нас в горницу и угостила хрустящими сушками.

Банкет в ресторане

   Рассказ о встрече секретаря ЦК ВЛКСМ на шадринской земле будет не полным, если не упомянуть банкет, который мы «закатили» в честь его приезда в ресторане «Урал».

    Стол был накрыт в малом зале. Уютная обстановка дополняла его шикарную сервировку. Играла легкая музыка. К нашей компании присоединились представители партийно-комсомольской элиты города и района. С первым секретарем Шадринского горкома комсомола Виктором Колчановым мы прикупили по этому случаю коробку популярного тогда коньячного напитка брэнди. Деньги взяли из привлеченных средств, заработанных на субботниках по сбору металлолома.

   Банкет обслуживала молодая симпатичная официантка с красивой фигурой, специально отобранная руководством ресторана. Когда она с улыбкой на лице наполнила бокалы шампанским, слово взял первый секретарь обкома ВЛКСМ Владислав Бендаржевский. Поприветствовав почетного гостя на зауральской земле, он предложил выпить за сельскую молодежь. Сделав небольшой перерывчик, я поприветствовал гостя из ЦК на шадринской земле и предложил выпить второй раз. При этом подарил ему небольшой красивый ковер, сотканный руками молодых мастериц Канашинской ковроткацкой фабрики.

   По заведенной традиции третий тост Виктор Колчанов предложил «За комсомол!». По этому случаю все встали и осушили бокалы до дна. На этом, можно сказать, официальная часть банкета закончилась, гости расслабились и начались «посиделки за круглым столом». Виктор Дувакин оказался приятным собеседником. Он рассказывал интересные истории из жизни комсомола, шутил и при этом не забывал нахваливать уральские пельмени.

   После ужина в ресторане расходиться не хотелось. Прихватив коробку с коньячным напитком, мы с Виктором Колчановым заглянули на огонек в гостиничный номер. Надо отметить, что гости были рады нашему визиту. При затянувшемся общении обстановка была непринужденная. «Разогревшись» очередным тостом под легкую закуску и отпустив шутку по поводу выпитого брэнди, мы начали демонстрировать свои возможности в разговорном и песенном жанре. Напоследок все вместе спели комсомольскую песню «Там вдали за рекой» и разошлись.

   Утром к гостинице подъехала машина ГАИ с мигалками, и мы на «Волге» Колчанова поехали сопровождать гостей до границы с соседним районом. Там нас уже встречал первый секретарь Шатровского райкома ВЛКСМ Григорий Зыков. К столичному гостю подошли две девушки в русских сарафанах с караваем в руках. Отведав хлеб-соль, Дувакин поцеловал красавиц, тепло пожал нам руки на прощание и поехал на встречу с активом очередной комсомольской организации.

Визит дружбы в Польшу

   В период работы в Шадринском райкоме комсомола бюро молодежного туризма «Спутник» при обкоме ВЛКСМ доверило мне возглавить группу туристов в Польскую Народную Республику. В ее состав входили рабочие , колхозники, учителя, врачи и другие представители молодежи области, поощренные путевками за границу. Всего 20 человек.

   На собрании в Кургане моим заместителем выбрали Николая Баженова, работавшего бухгалтером в совхозе имени 8-го Марта Мишкинского района. Он оказался хорошим организатором, стал душой нашей дружной компании и моим верным помощником.

   До Москвы группа добралась поездом. Отдохнув денек, сделали экскурсию по столице, а потом сели в другой состав и доехали до Бреста. Пока вагонам поезда меняли колесные пары на узкоколейку, посетили Брестскую крепость, отдав дань памяти героям-пограничникам, которые первыми приняли на себя удар фашистских захватчиков.

  До Варшавы добрались без особых приключений. На вокзале группу уже ждали автобусы. Они доставили нас в академгородок. Здесь мы поселились в общежитие и узнали о планах пребывания в столице. На следующий день состоялась экскурсия по городу. В Варшаве, как рассказывала гид в автобусе, проживало в то время около 2 млн. человек. На его территории действовали 25 театров и более 40 музеев. В костеле Святого Креста были похоронены знаменитые поляки, в том числе великий композитор Фредерик Шопен. Нам также показали памятник известного астролога Николая Коперника, который, как утверждают поляки, своей гелиоцентрической теорией «остановил Солнце и привел в движение Землю».

   В историческом музее мы узнали о масштабах разрушения столицы в период фашистской оккупации, познакомились с выставкой оружия и документов движения Сопротивления. Более 600 тысяч советских солдат отдали свою жизнь за освобождение Польши от нацистских захватчиков. На мемориальном кладбище воинам-освободителям мы возложили цветы на могилы наших земляков.

Нарочно не придумаешь

    Свободное время наши туристки проводили в основном в магазинах, прилавки которых ломились от польского ширпотреба. Чтобы не потеряться, ходили группами во главе с более опытным товарищем. Не обошлось и без курьезов. После очередного похода в магазин девушки не досчитались своей соседки по комнате. Долго искали, опрашивали свидетелей… А когда решили продолжить поиски на улице, услышали страшные вопли из общего туалета в коридоре.

   Оказалось , что подружка, вернувшись из магазина, сразу же взяла ключ от заведения и решила выполнить гигиенические процедуры. Но при этом, в силу своей неопытности, обронила ключ в унитаз. Закрытую дверь пришлось царапать ногтями и бить кулаками, пока не услышали. Худое тело бедолаги удалось вытащить за руки через маленькую верхнюю форточку туалетной комнаты.

   Над неудачной попыткой помыть руки в унитазе потом долго смеялись и даже разработали правила пользования заграничным сортиром.

Каждому свое

   Краков, второй по величине город Польши, назывался культурной столицей государства. В период нашей поездки в нем вместе с пригородом проживало около одного миллиона человек. Город поразил огромным количеством музеев, художественных галерей и архитектурных памятников. Среди них Кафедральный собор святых Станислава и Вацлава, в котором находится усыпальница польских королей, а также музей Чарторийских, где экспонируется знаменитая картина «Дама с собачкой» великого Леонардо да Винчи. Незабываемое впечатление произвели пещеры Краковского подземного музея, история происхождения которых уводит на несколько веков назад.

   В годы войны Краков чуть было не уничтожили фашисты. Весной 1945 года они здесь учинили еврейский погром. Огромное количество польских евреев и узников из других стран Европы было также замучено в немецких концлагерях Плашов и Освенцим недалеко от города. В музее под открытым небом, который расположен на территории бывшего Освенцима, нас поразила циничная надпись над его входными воротами «Каждому свое!».

    От разрушения, как известно, Краков удалось спасти стремительным наступлением советских войск. Об этом в сегодняшней Польше не принято вспоминать. Говорят, что памятник солдату-освободителю, к которому мы возложили цветы в период поездки, сегодня, как и другие обелиски с советской символикой, демонтировали.

Ленин с птицей на голове

    Запретив публичное прославление тоталитарной системы, польские русофобы глумятся и над другими культурными объектами из истории своего коммунистического прошлого. В местечке Поронино (польские Карпаты) нас привезли на экскурсию в музей В. И. Ленина, который скрывался здесь от преследования царского самодержавия в период первой мировой войны. В центре села стояла большая статуя вождя, отлитая в бронзе. Поронино тогда было местом настоящего поломничества туристов из стран социалистического содружества. В годовщины Октябрьской революции к памятнику возлагали цветы первые лица польского государства. Экспозиция музея содержала более тысячи экспонатов. Среди них мы увидели фотокопии документов, касающихся рабочего движения, рукописи книг Ленина и его портрет с Крупской.

   Позднее я узнал, что в 1990 году музей ликвидировали, а памятник отправили на свалку истории в музей социалистического реализма. Лишившись всеобщего внимания, поронинцы стали тосковать по временам народного государства. А молодой скульптор даже изготовил деревянную фигуру вождя в пропорции к прежнему памятнику и установил на дороге недалеко от своего дома. Когда прокуратура начала преследовать бедолагу за прославление коммунизма, он соорудил на голове статуи гнездо с аистом. И получилось, что это вовсе даже не Ильич, а какой-то деревянный чурбан с птицей на голове. Власти посмеялись над осквернением статуи вождя и отнесли «художество» самодеятельного скульптора к символу победы Польши над тоталитаризмом.

Стриптиз в Закопане

  В ходе туристической поездки по Польше нам предоставили незабываемый отдых на горнолыжном курорте Закопане. Услуги отдыхающим из многих стран мира здесь оказывали более 200 ресторанов, баров, кафе, ночных клубов и дискотек. Поправить и укрепить свое здоровье можно было в аквапарках, бассейнах и на прекрасных лыжных трассах в горах.

  Разместившись и немного отдохнув в комфортабельном отеле, наша группа совершила экскурсию на озеро Морское черное око, которое является восьмым чудом света. Горная жемчужина Польши находится в Татрах на высоте 1395 метров над уровнем моря. Туристам здесь запрещалось кормить рыбу, уток, купаться и бросать в воду монеты.

   Набравшись впечатлений от увиденной красоты, мы вернулись в отель, поужинали в ресторане и разошлись по номерам. По вечерам у нас было обычно личное время и каждый старался провести его по своему усмотрению. На этот раз нам с напарником Николаем Баженовым захотелось острых ощущений. Как известно, секса в Советском Союзе не было, поэтому решили пойти на стриптиз в ночной бар, чтобы узнать «с чем его едят».

  Перед этим мы, естественно, пересчитали золотые и рассовали более мелкие купюры по разным карманам… А потом покинули отель и побрели искать приключения на свою голову. Зазывная реклама на улицах курортного городка была на каждом шагу, поэтому искать долго не пришлось. Пройдя фейс-контроль у входа нужного нам ночного заведения, мы вошли внутрь и сразу же попали в плен обворожительной музыки. В небольшом уютном зале царил полумрак. За столиками сидела веселая разношерстная публика, а на сцене обнаженная красавица, извиваясь, словно змея, демонстрировала прелести своего молодого упругого тела.

  Коля раскрыл рот от удивления и остановился на танцполе, как вкопанный. Я стыдливо отвел глаза и потащил его за рукав к стойке бара. Выпив по рюмке водки с лимоном, немного успокоились. А потом нашли два места за освободившимся столиком, устроились поудобнее, и стали дальше наблюдать за происходящим в баре.

   Официантка поняла русский язык с полуслова и быстро оформила скромный заказ. Сменяя друг друга, стриптизерши показали восхищенной публике все свои способности и медленно пошли собирать дань по рядам, гипнотизируя обворожительным взглядом. Первую атаку мы выдержали, засунув дрожащими руками денежные бумажки куда надо. От второй спаслись у стойки бара. После третьего прохода к столикам наши карманы почти опустели… Танцевать не хотелось. Окончательно отбил охоту глазеть на голых дам счет официантки, от которого глаза полезли на лоб и захотелось скорее покинуть заведение. Свежий горный ветерок по дороге в отель помог нам быстро избавиться от нахлынувшей «радости».

Костер дружбы с американцами

   На следующее утро группа курганских туристов на канатной дороге поднялась в горы. От живописных окрестностей с высоты птичьего полета захватывало дух. Осмотрев лыжную базу и отдохнув в уютном горном кафе, мы вернулись тем же маршрутом к подножию гор.

   Обмениваясь впечатлениями от полета над землей, я заметил, что две девушки из нашей группы ведут себя как-то странно. Жестикулируя руками, они все время потирали свои уши. Оказалось, что от подъема на высоту они совершенно оглохли. Вернувшись в отель, мы решили показать их врачу. Гид объяснил, что услуги его будут стоить очень дорого, поэтому «пустили шапку по кругу».

   Как и предполагалось, консультация у врача обошлась в круглую сумму. Быстро осмотрев наших девчонок, он сказал, что «горная болезнь», вызванная перепадом давления, пройдет через сутки. Так и случилось.

   Прогуливаясь с напарником по парку после обеда, мы обратили внимание на небольшую группу американских туристов. Оказалось, что их гид, Рита, уже давно искала с нами встречи. Она имела наши общие корни, поэтому хорошо понимала по-русски. В ходе приятной беседы выяснилось, что молодые парни, из которых в основном состояла американская делегация, успели присмотреться к нашим девушкам. Обговорив планы на вечер, мы решили объединиться и устроить костер дружбы в лесу.

   В назначенное место наша делегация явилась в полном составе. Американцы нас уже ждали с бутылками виски в руках. Когда мы вытащили русскую водку из наших запасов, у представителей «загнивающего» Запада загорелись глаза. На столе небольшой беседки, оборудованной для любителей шашлыка, мы быстро накрыли поляну. Через минуту заполыхал и костер, а у стола застучали стаканы с крепкими напитками.

   Тостов почти не было. Разбившись на группы, шумная компания начала общаться — сначала с помощью переводчиков, а потом как кому заблагорассудится. Американцы задавали свои вопросы на английском, а мы отвечали на русском. И каждый понимал друг друга. Когда закончилась русская водка, перешли на виски. Самой любимой закуской у наших девушек почему-то стала американская жвачка. А наиболее распространенный вопрос перед употреблением спиртного: «Что такое выпить на брудершафт?».

   Оказалась, что переводчица Рита хорошо знает русские песни. С ее участием зазвучали подхваченные всеми «Катюша», «Подмосковные вечера» и знаменитая «Мурка». До конца их допеть не получалось, поэтому скоро у костра начали водить хоровод. А потом разбрелись кто куда.

   Когда настала пора возвращаться в отель, оказалось , что все хорошо знают друг друга по именам. С Ритой мы начали говорить о создании какого-то общества американо-советской дружбы, спрашивали, чем занимается в Америке наш комсомол и зачем они убили Лумумбу… На прощание нацепили ей на грудь комсомольский значок «Отличник Ленинского зачета».

   На следующий день мы тепло попрощались с нашими новыми друзьями из Америки, погрузили свои вещи в автобус и выехали в Варшаву. На вокзале перед отправкой поезда в Москву поблагодарили организаторов поездки. Говоря дежурные слова о вечной дружбе между народами наших стран, мы тогда и подумать не могли, что через двадцать лет Советский Союз распадется, поляков на волне американской демократии захлестнет русофобия и они начнут остервенело уничтожать памятники советским солдатам, освободившим их страну от фашизма.

Послесловие

   Первым секретарем Шадринского райкома ВЛКСМ я работал до 1970 года. В это время районная комсомольская организация за достигнутые успехи в социалистическом соревновании по итогам пятилетки награждалась переходящим Красным знаменем ЦК ВЛКСМ. Мои заслуги были отмечены Почетным знаком ЦК «За активную работу в комсомоле».

   Говоря о своей юности, я почему-то с особой теплотой вспоминаю комсомольские годы, проведенные в совхозе « Красная звезда». При этом перед глазами встает звездная зимняя ночь по дороге домой… Трескучий мороз, лунный свет, скрип тормозов и слова моего спасителя: «Валентин Иванович, ты что ли?». Если бы не Григорий Михайлович Ефремов, я бы точно тогда отдал Богу душу. Работая секретарем комсомольской организации совхоза, на которого он меня благословил, я получил трудовую закалку на всю жизнь.

Валентин КИРИЛЛОВ.

(Со слов автора записал Владимир Наговицын, член Союза журналистов РФ).

Posted Under
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *