Полвека на страже женского здоровья

В наше время нечасто встретишь людей, которые долгое время проработали на одном месте. Жизнь динамична, и порой мы вынуждены сменить род занятий, профессию, место жительства. Тамара Вениаминовна Чиркова 48 лет проработала в Женской консультации Шадринской больницы скорой медицинской помощи. 3 ноября Тамару Вениаминовну проводили на заслуженный отдых.

Было много воспоминаний и историй, которые произошли за этот почти полувековой срок. Среди коллег были и студенты Тамары Вениаминовны, которые признались, что именно благодаря ей они выбрали профессию акушера-гинеколога. Также она в течение шестнадцати лет была председателем профсоюзного комитета. Сама виновница торжества вспоминает:

— … Раньше, как только я окончила десятилетку, был такой закон — в институт не принимали, если нет медицинского стажа работы младшего звена. Два года работала санитаркой в детской больнице, потом поступила в институт, в 1960 году, в 1966 году я его окончила. На пятом курсе у меня родилась дочка. Потом мы с мужем поехали на целину (многие, наверное, уж и забыли, что такое целина), у нас был один чемодан, детская кроватка и маленькая дочка на руках. С этого мы и начали, ребенку было четыре месяца, мы работали не покладая рук. По окончании этого срока обязательной отработки (три года после института) мы приехали на родину мужа. Уже там у нас родился сын, а ему уже 47 лет. Сначала работала санитаркой, потом просто врачом, потом главным врачом в участковой больнице, а потом мы приехали в Шадринск. Сколько работаю, мне везло — у меня всегда были очень хорошие наставники.

   Свою первую операцию я сделала, работая в участковой больнице в Казахстане. Нам привезли женщину в тяжелом состоянии, с жутким кровотечением. Была зима, перевезти ее было никуда нельзя, так как дороги не было. Можете себе представить, санитарка сидела в углу и читала вслух учебник по акушерству, чтобы я что-нибудь не пропустила. Мой муж и медсестра мне ассистировали. Еще были случаи, когда я вылетала на операцию на вертолете, когда принимала роды на столе заведующего фермы, потому что женщину нельзя было привезти в больницу, а доехать туда можно было только на тракторе. В мое первое дежурство здесь поступила пациентка, которой требовалась операция. Медсестра хотела вызвать помощь, но я привыкла все делать сама, сделали операцию. А утром писала рапорт, почему я никого не поставила в известность. А когда было ставить в известность? Нужна была срочная помощь, всегда рассчитывала только на себя.

  Какое-то время даже работала рентгенологом. Привозят мужчину со сломанными ногами. Мы все сделали — снимок, ноги зафиксировали, обезболили. А я была худенькая, маленькая, на голове резиночки. В это время прилетел небольшой самолет, из него выходит главный хирург (очень серьезное было ЧП) и спрашивает меня:

— А где у вас кабинет главного врача?

-Да вы рядом стоите. — отвечаю.

— А позовите мне главного врача.

— А я главный врач, — говорю ему.

— Бросьте шутить!

— Да я не шучу.

Он посмотрел на меня и спросил:

— А что, меньше-то не нашлось?

   Я никогда не была Тамарой Вениаминовной, по отчеству меня стали называть только в Шадринске. Казахи плохо говорили по-русски, так они меня называли Тамара Витаминовна, а кто очень уважал, тот называл Поливитаминовна. В Шадринске у меня появилось много друзей, коллег.

   Один случай имеет для меня большое значение — у женщины были тяжелые роды, она меня схватила за руку и не отпускает. Меня позвали к телефону: «Томочка, тебя муж зовет!» Прошло много лет, и вдруг открывается дверь и в мой кабинет заходит женщина с маленькой девочкой лет шести с огромными бантами. Девочка забегает и говорит: «Вы Томочка? И я Томочка!». Женщина рассказала, что свою дочь они с мужем назвали с мою честь. Такое никогда не забывается, подобные эпизоды дорогого стоят.

Подготовила Оксана ЗАДОРИНА, фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *