Восток – дело тонкое

Сегодня мы даем старт новому проекту газеты «Исеть» – «Диалог культур». Это будет серия материалов о странах Востока

Небольшое отступление, которое поможет понять суть проекта. Прежде всего, наши постоянные читатели знают о том, что уже два (как летит время!) года назад редакция газеты заключила договор об информационным сотрудничестве с информационном агентством Китая – «Синьхуа». Останавливаться на достигнутом мы не собираемся. Что ни говорите, а гуманитарная сфера обладает неисчерпаемым потенциалом для углубления взаимодействия между странами. Не зная культуры друг друга, сложно быть открытыми и понятными друг другу в экономическом и политическом планах.
Есть и еще один повод, обратить ваше внимание на страны Востока – в этом году Курганский государственный университет заключил несколько соглашений о сотрудничестве с учебными заведениями Вьетнама. На одном из Шадринских инвестиционных форумов нам удалось пообщаться с представителями генерального консульства Вьетнама в Екатеринбурге и, надеюсь, заложить основу для будущего сотрудничества.

Китайские цеховые знаки

Шадринский краеведческий музей им. В. П. Бирюкова – его фонды и экспозиции таят немало загадок для пытливого ума, а экспонаты имеют удивительную историю. Расскажу лишь о некоторых и вы увидите, насколько тесно переплетается культура Востока и Запада, какие тонкие исторические нити связывают нас с Китаем.
«Китайские цехи. Краткий исторический очерк и альбомы цеховых знаков в красках. Харбин, 1928». Всего 19 страниц можно рассматривать часами, читать описание и снова рассматривать – каждый штрих, цветовой оттенок – зашифрованный знак, мифологический символ.
Допустим, логотип (цеховой знак) парикмахерской, но какой смысл в нем заложен: «Иероглифы в середине вывески посвящены воину Ло Цзу из конвоя императора минской династии, спасшему жизнь его своей находчивостью. Во время бегства от преследовавших его войск маньчжуров отряд императора оказался на берегу бурного порожистого потока, переправиться через который было невозможно. Ло Цзу своим острым ножом обрил императору голову, оставив лишь чуб на темени, и вплёл в него косу из конского хвоста. После того, как отряд сдался неприятелю, причёсанный по-маньчжурски император затесался в толпу маньчжурских воинов и, спасшись таким образом из плена, при первом удобном случае бежал от маньчжуров. Память Ло Цзу чествуется цехом 13 числа 7‑й луны».
Следующие три логотипа принадлежат заведениям общественного питания: «Дешёвая харчевка. Изображена вермишель, которая вместе с лапшой является единственной приправой к отпускаемой в таких харчевнях похлёбке».
«Харчевка среднего разряда. Изображены хлебцы «бо-бо», приготовленные на пару. Этот цех почитает память полководца Чжу Гэ-ляна, который приносил хлебцами «бо-бо’’ жертву духам павших воинов вместо ранее практиковавшегося обычая – приносить жертву человеческими головами».
«Харчевка лучшего разряда. Похлёбка из вермишели и лапши приправляется яйцами, салом и специями. Чтут духа очага Цзао-цзюнь».
И так на каждой странице: новый знак, новая история. Но не только цеховые знаки, сам альбом таит уникальную историю, рассказывающую о политических коллизиях и гуманитарных связах России и Китая. Об открытии центра китаеведения в России конца ХIХ века, исследованиях Китая русскими эмигрантами, находившимися в Харбине в начале ХХ века.
Центром российского китаеведения во 2‑й половине XIX в. стал Санкт-Петербургский университет. Он оказался единственным учебным заведением на территории Российской империи, где преподавался китайский язык. 22 октября 1854 г. был подписан Указ Правительствующему Сенату о преобразовании разряда восточной словесности Санкт-Петербургского университета в Факультет восточных языков. Однако китайский язык в Петербургском университете появился лишь в 1855 г., после переноса туда отделения восточных языков из Казанского университета. В Петербург переехали из Казани все китаеведы, перевезли туда и синологическую библиотеку. Факультет восточных языков стал не только главным, но и единственным центром китаеведения, а также учебным заведением, готовившим специалистов по Китаю.
Среди выпускников Факультета восточных языков были известные дипломаты и служащие различных учреждений в Китае. Например Г. Г. Авенариус – востоковед, окончивший Санкт-Петербургский университет с дипломом первой степени. Запомните это имя.
Так сложилось, что после революции и установления советской власти часть ученых-востоковедов оказалась в Харбине. Естественно, что детям эмигрантов нужно было дать образование. При благожелательном отношении со стороны китайских властей в Харбине были открыты «городские школы», училища и гимназии. В целом в 1924 г. в харбинских русских учебных заведениях обучалось свыше 6 тысяч человек. Появилась потребность в создании вуза, который готовил бы востоковедов‑практиков. В 1924 году инициативная группа из семи человек получила разрешение от китайских властей на открытие в Харбине Курсов ориентальных и коммерческих наук с программой высшего учебного заведения и 19 февраля 1925 года начались занятия. Летом 1925 года на базе Курсов был открыт Институт ориентальных и коммерческих наук (ИОКН). Основная цель ИОКН состояла в том, чтобы удовлетворить большой спрос со стороны госучреждений и европейских коммерческих фирм на хорошо подготовленных теоретически и практически экономистов‑востоковедов, владеющих базой для развития международного общения. Огромное значение имело изучение восточных языков, духовной и материальной культуры стран Дальнего Востока в самом широком охвате этих разделов. Управление Институтом базировалось на российских университетских традициях, основой которых являлись автономия и выборность. В 1932 году была проведена реорганизация ИОКН, после которой он стал функционировать в составе только одного восточно-экономического факультета. После занятия Маньчжурии японцами в 1932 году он вошел в состав организованного в Харбине Института им. Святого Владимира, а с августа 1935 года стал именоваться Восточно-экономическим факультетом Института им. Св. Владимира. Однако систематическое чтение лекций в бывшем ИОКН было прекращено в 1939 году, студентов осталось мало, и в 1941 году восточно-экономический факультет был закрыт из-за финансовых трудностей.
Вернемся в институт конца 20‑х годов. Напомню, в то время главной задачей ИОКН стояла подготовка специалистов, способных наладить экономические отношения между Востоком и Западом. Но, принимая во внимание специфику Китая, кроме подготовки профессиональной нужна была и особая подготовка, учитывающая особенности китайского торгового класса, их своеобразные обычаи, которые и иностранцы должны были соблюдать. Исходя из этих требований, в программе ИОКН были дисциплины по коммерческой работе банков, железных дорог, страховых обществ, муниципалитетов и частных фирм. И вот тут, позволю себе предположить, что книга Г. Г. Авенариуса «Китайские цехи. Краткий исторический очерк и альбомы цеховых знаков в красках». Харбин, 1928, которая хранится в фондах Шадринского краеведческого музея, и цитаты из которой были приведены в начале статьи, являлась не только научным исследованием, но и была уникальным учебным пособием для студентов.
Ведь Георгий Георгиевич Авенариус также был преподавателем института. Читал историю, культуру и экономику стран Дальнего Востока. Среди студентов и коллег слыл человеком удивительной эрудиции. В 1938 году в Харбине вышло новое исследование ученого-педагога: «Экономическая жизнь Империи и народа Ниппон». Между прочим, и сегодня обе книги цитируются в исследованиях российских и зарубежных ученых-китаеведов, как уникальные и единственные в своем роде научные труды.
В 1940 году Г. Г. Авенариус был назначен на должность профессора на кафедру теоретических предметов стран Востока. Умер Георгий Георгиевич в 1948 г. в г. Дальнем (Дайрен).
А вообще, эмигрантами из России были написаны и опубликованы более сотни книг, тысячи статей, охватывающие различные аспекты истории, литературы, культуры, экономики Китая, что позволило углубить знание и понимание Китая, объективно увеличить сферу культурных обменов между нашими странами. Вот такая история, поводом для которой стал альбом с описанием цеховых знаков.

Талисман, счастье приносящий

В одной из витрин, экспозиции, рассказывающей об истории фарфора и фаянса, стоит ваза с драконом. Когда-то их было две – две парных китайских вазы. Говорят, парные вазы – это талисман, приносящий счастье, радость и умиротворение. Они улавливают и накапливают позитивную энергию, сохраняя добрую удачу для всей семьи. В вазах нет ничего случайного. Форма (узкое горлышко и широкое основание) способствует сохранению положительной энергии. Дракон – главный символ Китая.
Они попали в Шадринск в первой трети ХХ века из Ленинграда (Санкт-Петербурга). Общаясь с коллегой из «Синьхуа», господином Лу, удалось узнать небольшую деталь – вазы были изготовлены в период с 1910 по 1940 года. Кто-то скажет: «Какая мелочь!», но у музейщиков на это свой взгляд – это уже ключ к дальнейшей работе. А мы со своей стороны надеемся, что это лишь начало и китайские коллеги подскажут, где можно получить более подробную информацию о вазах.

Светлана ЕМЕЛЬЯНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *